Top

Я поставлю тебе хомяка…

Друзей у меня не так уж и много. Подруг и того меньше. (Дальше торжественная речь в микрофон на сцене) Поэтому сегодня мне особенно приятно познакомить вас с одной из самых близких своих подруг. (Выключаю микрофон, снимаю фрак, перехожу на шепот) Вот сейчас я вам всеееее про нее расскажу!

У меня есть ангел-хранитель.
Но не тот, который стоит у каждого за спиной и при надобности подставляет плечо (или подножку, как сложится).
Мой ангел живет тремя этажами ниже, но гораздо чаще, чем живет, сидит на стуле за моим письменным столом и пытается реанимировать мой компьютер. Я, как правило, сижу рядом. И сгорая от стыда за то, что не даю ангелу жить личной жизнью, пытаюсь развлечь его байками. Или хотя бы напоить кофе.
Вот так рядом мы сидим раз в неделю. Бывает и два раза. А то и каждый день. Все зависит от того, как быстро мне удастся сломать компьютер после очередной починки. Я ломаю. Ангел чинит. Я ломаю. Ангел чинит. Я…
А ангел, между прочим, говорит, что компьютер сломать невозможно. Потому что он железный. Это прога летит.
Что такое «прога», я узнала совсем недавно. Случайно. А до этого каждый раз внутренне вздрагивала и незаметно озиралась по сторонам, выискивая взглядом летающую по моему кабинету прогу.
Я просто очень не люблю все летающее. Особенно бабочек.
Так вот.
Пока ангел чинит мой компьютер и ловит улетевшую прогу, я покорно сижу рядом и с надеждой взираю на экран монитора… Правильней было бы написать так: «сижу рядом с Надеждой и с надеждой взираю».
У моего ангела очень подходящее имя для спасителя: Надежда.
Итак. Я взираю на экран монитора с надеждой, что когда-нибудь сумею выхватить взглядом хотя бы одну понятную мне фразу из череды стремительно бегущих строк. И перестану чувствовать себя абсолютной дурой.
О! Выхватила! «Пресенты». Я знаю, что такое презенты, это подарки. Да как их много-то! Мой щедрый комп собирается подарить мне 2… 8…вот уже 52 подарка…
— Это проценты, — осторожно разбивает мои радужные надежды Надежда. – Так, — говорит она сама себе и моему компьютеру. Со мной-то на эти темы разговаривать не имеет никакого смысла. – Где у нас тут дефрагментация?
Мне интересно, что такое дефрагментация. Надежда терпеливо объясняет.
Потрясающая процедура! Вот бы применить дефрагментацию ко мне самой. И восстановить утерянное с годами и потраченное возрастом. Клац-клац – новые зубы выросли. Плюм-плюм – волосы заколосились тяжелыми золотыми снопами. Щелк-щелк – ломанные кости срослись заново, но не вкривь и вкось, как под гипсом, а ровненько и правильненько, как у скелета в анатомическом музее.
Дефрагментация не применима ко мне и не хочет восстановить выломанные куски программ моего компьютера.
— Ладно, — говорит Надежда, — сейчас попробуем его перезапустить. Ты не помнишь, в какой день он у тебя нормально работал?
— А это зачем? – интересуюсь я.
— Можно вернуться во времени, — говорит Надежда, — к удачной конфигурации, когда сбоев не было. И запустить его в версии понедельника или среды…
Бог ты мой! Ангел-спаситель, перезапусти мою жизнь с удачного понедельника…
Впрочем, разве понедельники бывают удачными?
Перезапусти с удачной пятницы.
Которая была после дождичка в четверг и совпала с тринадцатым числом календаря…
Так-так-так… Дайте-ка сообразить… Нет, в августе ничего хорошего не было, и в мае… А если вернуться к маю прошлого года? Ой, лучше не надо! А к сентябрю двухтысячного? Боже упаси! Девяносто девятый… девяносто восьмой… седьмой… Нет-нет, там все уже сбоило…
Елки-моталки! А когда же начался глобальный сбой в моей жизни? Надо вспомнить точно и вернуться во времени за месяц до него. За неделю хотя бы. Да даже за день…
И тогда все сразу устроится. И он, наконец-то, перестанет зависать и начнет узнавать принтер, и сможет делать два дела сразу, и не будет забывать про мой день рождения и восьмое марта…
Стоп! Это я о ком?
— …я поставлю тебе хомяка… — слышу я обрывок какой-то Надеждиной фразы и выныриваю из сканирования собственной жизни наружу – в жизнь чужую, навязанную мне мужем и обстоятельствами.
Зачем мне хомяк? Куда я его посажу? В клетку к кролику? Он кролика покусает. Выпущу по дому бегать? Его Ося съест.
— Зачем мне хомяк? – спрашиваю я вслух. – Я не хочу хомяка.
— Ладно, — покорно соглашается Надежда. – Поставлю девяносто восьмой. Он дебильный, но тебе хватит.
Даже не знаю, обижаться мне или нет. С одной стороны, я, конечно, дура дурой, и заслуживаю только дебила. А с другой стороны – неужели я такая уж дура? Я, между прочим, сценарии писать умею. И борщ иногда варю…
Надежда что-то ставит, что-то отлаживает, что-то исправляет.
И уходит.
Мой ангел-хранитель улетает к себе на второй этаж, оставляя меня один на один с кучкой злопамятных и зловредных железяк. Мало того, что они ненавидят меня, они еще и между собой регулярно дерутся.
Я заискивающе вглядываюсь в экран, я униженно прошу компьютер открыть мне нужный файл – там мой текст, два последних эпизода сценария. Он ухмыляется нагло (а чего теперь, Надежда-то уже ушла!) и зависает на пол дороге. Я пытаюсь напечатать фразу. Он выдает ее на экран с задержкой в минуту…
Так идет сигнал со спутника.
Так Марк иногда не торопится ответить на вопрос: нужен ли ему кетчуп к сосискам.
Так Джек на прогулке не спешит отойти от кучки заинтересовавшего его дерьма.
Так Клава освобождает мне кресло для работы, так Лаз замирает в дверях по дороге из комнаты в комнату, так Ося перестает рвать оплаченную квитанцию за телефон, так Саша…
Боже мой! Я поняла! Я все поняла!
Просто я живу в заторможенном мире. Зависшем в неопределенности. Просто все вокруг меня – плохо отлаженная система, элементы которой не могут взаимодействовать друг с другом в силу того, что они плохо знакомы. И каждый раз, прежде чем выполнить простую просьбу, они долго и мучительно пытаются понять: от кого эта просьба исходит и есть ли у этого кого-то полномочия просить…
А приказы они не выполняют вовсе.
И мой компьютер – всего лишь часть, фрагмент общей картины моего мира. Картины не нарисованной, а собранной, вроде паззла. Одного неловкого движения локтем достаточно, чтобы смахнуть половину жизни на пол. Смахнул – фиг соберешь.
А я столько раз смахивала…
И собирала потом, как придется…

Надо меньше размахивать локтями.
Надо собирать тщательней. И сажать на «Момент». Или на БФ.
Надо быть требовательней и одновременно терпимей.
Надо научиться, помимо борща, готовить еще и котлеты.
Надо освоить, в конце концов, компьютер!!! Или хотя бы выучить термины, чтобы не вздрагивать от непонятных слов.
Надо…
Или не надо?

Надо Наде позвонить. Одна надежда на Надежду.
А больше на кого мне надеяться?
Не на кролика же…