Top

ХЛЕБА И ЗРЕЛИЩ!

В 1917 году на карте мира появилось новое государство. Но большинство цивилизованных стран отказалось признать Советскую Россию. Она оказалась в полной изоляции именно в тот момент, когда очень нуждалась в помощи.
Еще в начале двадцатых Карл Радек пытался объяснить Ленину, что за поддержкой нужно обращаться скорее к богатой диссидентствующей левой интеллигенции, чем к прогрессивным рабочим и сознательным крестьянам. Но Ленин никогда не доверял интеллигенции. И, возможно, плохо представлял себе, как Советской России – превратившейся в глазах мировой общественности в международное пугало – обольстить трезвомыслящий рациональный запад.
Рецепт соблазнения мира Страной Советов был найден только в двадцать первом году. Автора этой идеи вспоминают сегодня достаточно редко. А тогда, в двадцатые годы, он был культовой фигурой международного коммунистического движения. Его звали Вильгельм Мюнценберг. В двадцать первом году Вилли было тридцать два года.

СОБЛАЗНЕННЫЕ СТРАНОЙ СОВЕТОВ. ФИЛЬМ ВТОРОЙ

«Многие искренне убеждены в том, что panem et circenses («хлебом и зрелищами») можно преодолеть трудности и опасности теперешнего периода. Хлебом — конечно! Что касается зрелищ — пусть их! — не возражаю. Но пусть при этом не забывают, что зрелища — это не настоящее большое искусство, а скорее более или менее красивое развлечение…». Ленин. По воспоминаниям Клары Цеткин.

Январь 1921 года
Двадцать первый год начался для Советской России неудачно — с крестьянских восстаний. Сначала Западная Сибирь воспротивилась вывозу хлеба, потом к ней присоединились Тамбовская и Воронежская губернии, Среднее Поволжье, Дон и Кубань.

«Крестьяне отказываются выдавать зерно и ведут открытую войну против красноармейцев, снаряженных в деревни для реквизиций. Со всех концов России доходят вести о настоящих битвах между крестьянами и советскими солдатами». («Последние Новости» Париж).

В феврале забастовал Питер. Кронштадтский мятеж подавили быстро и жестоко. Под трибунал попали 10 тысяч матросов и командиров, еще недавно бывших опорой режима. Две тысячи расстреляли, остальных посадили.

Ленин решил слегка отпустить вожжи, объявил НЭП, заменил продразверстку продналогом. Россия начала оживать, в магазинах появились товары и продукты. Но вздохнуть полной грудью не удалось. На пороге уже стояла новая беда.

О том, что в Поволжье начался голод, руководство страны знало еще в июне. Но молчало. В стране запасов зерна не было, а обращаться к капиталистам, которые демонстративно не признавали новую российскую власть, Ленину не хотелось.

«Трест Мюнценберга»
Из воспоминаний Вилли Мюнценберга: «Ленин вызвал меня к себе и сообщил об уже наступившем голоде на Волге и Украине. Его план заключался в том, чтобы предложить Исполкому Коминтерна немедленно начать международную кампанию помощи, а мне поручить организацию этого выступления. Я, конечно, с восторгом согласился».

Вилли Мюнценберг родился в Германии, в Эрфурте. В 14 лет пошел учиться на парикмахера, потом переквалифицировался в обувщики. В двадцать лет Вилли переехал в Швейцарию. Здесь, в Цюрихе, он и встретился с русскими эмигрантами: Лениным, Зиновьевым, Троцким.

Игорь Мордвинов, историк: «Начитавшись классиков марксизма, если можно так сказать, он вступает в «Союз рабочих юношей», но одновременно он умудряется редактировать три газеты, естественно, социалистического направления. Обратите внимание, что он делал это качественно. Значит, мы имеем дело с личностью выдающейся».

В Россию Мюнценберг приехал в девятнадцатом году. Он был одним из лидеров Коминтерна и одним из организаторов Коммунистического Интернационала Молодежи. Сокращенно КИМ.

Из воспоминаний жены и соратника Вилли Мюнценберга Бабетты Гросс: «Солидарность была его волшебным словом. Сначала солидарность с голодающей Россией, потом с пролетариатом всего мира. Когда он с восторгом говорил о «священном долге пролетариата отдавать и помогать», он затрагивал струны восторженной жертвенности, которая проявляется везде, где только есть вера».

Фонд, который Мюнценберг организовал по предложению Ленина, официально назывался «Межрабпом», а неофициально, среди своих – «Трестом Мюнценберга». Это был очень удачный коммерческий проект, как сказали бы сегодня.

Игорь Мордвинов, историк: «Немногим позже, он владел, почти как современный медиамагнат целой информационной империей. Это были газеты, журналы, кинофабрики, притом все эти мероприятия приносили очень значительную коммерческую прибыль. Так что убивались два зайца одновременно, с одной стороны велась грамотная действенная пропаганда, и зарабатывались деньги, которые вкладывались в эту же пропаганду, таким образом, таким образом, расширяясь».

Май 1921 года
«Многие местности Советской России переживают в настоящее время тяжелый продовольственный кризис. Но люди, незнакомые с продовольственным делом, преувеличивают тяжесть положения. Мы переживаем теперь трудные дни, но они были неизбежны в связи с переходом от разверстки к налогу, а отчасти вследствие весенней распутицы и разбойничьей политики эсеровских бандитов». («Правда», 26 мая 1921 года)

«В Бугурусланский уездный комитет РКП (б). Сводка по Аверкинской волости: голодающих взрослых — 5882, опухших — 1431, умерших — 37. Голодающих детей — 5245, опухших — 1074, умерших — 16. Население питается лебедой, костяной мукой и прочими суррогатами. Случаев человекоедства не было».

«Не дело революционеров помогать голодающим, их задача – разрушить систему, которая порождает голод», — говорил в 1891 году Плеханов.
Тридцать лет спустя большевики попали в собственный капкан. С одной стороны Ленин не мог не оказать помощи голодающим, ведь голодал народ его собственной страны. С другой стороны точно также не мог разрушить систему, породившую этот голод, поскольку система тоже была его родным детищем.

Поначалу решили бороться с голодом проверенными методами — разослали по Поволжью директивы: паники не допускать, бегство населения остановить…
Не помогло.
В обратную сторону – в Москву – полетели другие телеграммы, одна страшнее другой. В них сообщалось, что крестьяне едят лебеду, листья, кору, глину, варят трупы. И уже зафиксированы первые случаи людоедства.

Первыми помощь голодающим Поволжья начали оказывать зарубежные фонды, благотворительные организации и частные лица.

Советское правительство в это же самое время тоже оказывало помощь, но… бастующим английским шахтерам. Деньги для шахтеров — 200 тысяч рублей золотом – шли через советское представительство в Лондоне.

Игорь Мордвинов, историк: «В июне 21 года к Максиму Горькому, в то время он был в большой дружбе с большевиками, пришли два бывших кадета конституционных демократов и попросили посодействовать перед Лениным, о создании комитета помощи голодающим Поволжья. Горький, конечно, знал о проблемах. Но не воспринимал их очень близко к сердцу. Но, тем не менее, он согласился».

Общественный комитет, в который помимо самого Горького вошли 12 членов правительства и 60 общественных деятелей, был утвержден 3 июля.

А спустя две недели при ВЦИК была создана центральная комиссия помощи голодающим Помгол.

Комитет начал свою деятельность с воззвания «Ко всем честным людям Европы и Америки». Помгол – с выяснения размеров бедствия и рассмотрения ходатайств о признании голодающими отдельных губерний и уездов.

Призыв комитета не дать погибнуть стране Толстого и Мусоргского был подписан Горьким и выглядел, как личное обращение писателя к мировой общественности. Общественность отреагировала немедленно. Горький получил письма со словами поддержки от Анри Барбюса, Анатоля Франса, Бернарда Шоу, Теодора Драйзера, Альберта Эйнштейна и от полярного исследователя Фритьофа Нансена.
Но на письмах все дело и кончилось. Больше Горький голодающими не занимался, а осенью и вовсе уехал из России.

«Вымрут полудикие, глупые, тяжелые люди русских сел и деревень… и место их займет новое племя – грамотных, разумных, бодрых людей». (Из статьи Максима Горького «О крестьянстве», 1922 год).

«Трест Мюнценберга»
Из беседы Ленина с Луначарским. Февраль 1922 года: «Если вы будете иметь хорошую хронику, серьезные и просветительные картины, то не важно, что для привлечения публики пойдет при этом какая-нибудь бесполезная лента. Население России в большинстве своем безграмотно, а потому из всех искусств для нас важнейшим является кино…»

Использовать кинематограф в просветительских целях Мюнценберг начал еще в Цюрихе. Он свято верил в волшебную силу нового искусства. Кинофабрика «Русь» — бывшая собственность купца Михаила Трофимова, приватизированная «Межрабпомом» – была любимым детищем Мюнценберга.

Первой акцией «Межрабпома» в помощь голодающим стали два фильма «Мать и дитя в советской России» и «Голод в России».

Историю студии «Межрабпом-Русь» киноведы часто называют самой большой загадкой советского кино. В двадцатых годах – это была единственная киностудия, которая не испытывала дефицита пленки. К слову говоря, в те годы раздобыть кинопленку было сложнее, чем муку! А еще на этой студии была самая современная немецкая техника и превосходные условия для актеров. В то время как «Нептун», «Ханжонков», «Харитонов» и другие крупные российские кинофирмы простаивали и разорялись, «Межрабпом-Русь» занималась не только съемкой, но и прокатом фильмов за границей.

Но самое удивительное, что это была единственная частная кинокомпания, которая не вошла в состав Госкино и безбедно просуществовала при советской власти более 10 лет.
А впрочем, ничего удивительного. Ведь у студии была, как сказали бы сейчас, очень надежная крыша – Коминтерн.

Штаб-квартира «Треста Мюнценберга» находилась в Берлине. Летом двадцать первого Вилли организовал фотовыставку о Советской России, провез экспозицию по нескольким крупным городам Германии и собрал достаточно много денег в помощь голодающим.
Но деньги тут играли второстепенную роль. А по большому счету, они вообще не играли никакой роли в миссии Мюнценберга. Потому что основной задачей «Треста» была пропаганда. Создание идеализированного образа государства рабочих и крестьян.
Сегодня мы можем сказать, что интерес к России, который возник в среде западной интеллигенции – это заслуга Вилли Мюнценберга. Только благодаря ему Советской России стали сочувствовать и симпатизировать.
И речь здесь идет не о сочувствии к народу, терпящему бедствие. А о симпатиях политическому строю.
Как это ни парадоксально звучит, но реальную помощь голодающим оказали как раз те люди, которые ненавидели большевиков и коммунизм.

Июль 1921 года
Из письма Нансена: «Я заранее готов был увидеть страдания, смерть и человеческое горе, — говорил Нансен в одном из выступлений в Америке, — но я не предполагал, что увижу целые селения и даже целые провинции, где все только и живут в ожидании смерти-избавительницы. Я не был подготовлен к тому, что увижу мужчин и женщин, которые доведены голодом и страданиями до самых черных деяний. То, что мы видели, описать невозможно…»

Из протокола агента угрозыска Бугурусланского отделения милиции Аверкиева: «У умершего Кокорина Ивана выеден левый бок до ребра и левая рука до локтя. Установлено, что ел своего сына сырым, от голода, его родной отец, от роду 60 лет, Кокорин Борис. На другой день, как отняли у него труп, то Кокорин Борис помер и лежит со своим сыном Кокориным Иваном во дворе в бане».

Шесть с половиной миллионов детей и полмиллиона взрослых пережили голод в Поволжье только благодаря легендарному полярному исследователю и общественному деятелю — Фритьофу Нансену.

Нансен был верховным комиссаром Лиги наций и занимался репатриацией военнопленных из России.

В двадцать первом году Международный Красный Крест поручил Нансену организовать помощь голодающим Поволжья. У самого Красного Креста на выполнение этой программы не хватало ресурсов. А Лига Наций отказывалась помогать режиму большевиков в какой бы то ни было форме.

Игорь Мордвинов, историк: «Нансен был фигурой мирового масштаба, мировой известности и мирового авторитета. Это после того, когда он обратился к правительству с просьбой помочь голодающим Поволжья, очень много организаций откликнулись на его просьбу. В этот фонд вошли 32 организации различных стран. И уже через 3-4 месяца, уже потянулись первые обозы, вагоны, пароходы с продовольствием».

Но к этому времени голодало уже не только Поволжье…

«Умерщвляемые мечом счастливее умерщвляемых голодом, потому что сии истаивают, поражаемые недостатком плодов полевых. Руки мягкосердых женщин варили детей своих, чтобы они были для них пищею во время гибели дщери народа моего» («Плач Иеремии», глава 4, стих 9-10).

«В селе Славянке, Пугачевского уезда, крестьянка Анна Головкова разделила между оставшимися своими тремя детьми тело умершей дочери Елены, 13 лет. Дети съели тело своей сестры, мать же труп дочери в пищу не употребляла». (Газета «Коммуна», город Самара).

Не войны, не пожары, не природные катаклизмы собирают самые обильные урожаи на полях смерти, а неутомимый и безжалостный жнец – Голод. Наверное, трудно представить себе более медленную и мучительную смерть, чем смерть от истощения. Голод по Библии – это последнее и самое страшное наказание.

Россия не однажды испытала на себе это «последнее наказание». Но во всех эти бедствиях национального масштаба всегда была виновата природа: заморозки, засухи, саранча… У голода, охватившего в 1921 году Поволжье, Южную Украину, Крым, Башкирию, часть Казахстана, Приуралье и несколько волостей Западной Сибири были совсем иные причины.

Игорь Мордвинов: «Говоря о причинах голода в Поволжье, нужно назвать 2 основные причины. Первая, политико-экономическая, политика военного коммунизма, политика выгребания всех продовольственных запасов, включая посевное зерно и направляя в центр. Если нет семян на посев, естественно обречены крестьяне на голод. Это довело, как говорится крестьян до ручки. А вторая причина климатическая. Не секрет, что голод там случался и раньше. И в 19 веке, и в начале 20 века, и задолго до первой мировой войны. Почему? Не забывайте, что тогда не было знаменитых Волжских водохранилищ. Это был другой климат. Был более резко-континентальный. Туда заходили и суховеи, и саранча была. И об этом царские власти знали. И всегда был определённый запас, хотя бы на первое время, по линии земства, далее организовывалась помощь голодающим. Голод там был, но из него выходили, потому что недороды случались там очень часто. Но основная причина, которая усугубила недород, который там был, это конечно выгребание всего зерна продотрядами, что и привело к катастрофической ситуации».

Голод начался в конце двадцатого года, а к концу двадцать первого он достиг своего пика. По очень осторожным официальным оценкам в стране голодало 28 миллионов человек. Некоторые источники называют более чудовищную цифру – 55 миллионов.

Август 1921 года
Москва, Помгол, срочно: «В Апостоловском районе Екатеринославской губернии население ест котов и собак. Скота осталось менее десяти процентов. Детская смертность растет. Такие волости, как Каменская, Грушевская, Марьянская, Покровская, дают 40-60 трупов ежедневно от голода. В Грушевке 187 детей умерло от абсолютного голода».

Выписка из доклада губинспектора Пшеничникова по Ставропольскому уезду: «Смертность в селах уезда все увеличивается. Ежедневно в каждом селе умирает от 5 до 15 человек… Население сел сократилось на 30-50 %. Население деревни Тимофеевки уменьшилось с 517 до 181 человека, деревни Никольское – с 968 до 388 человек…»

К началу осени двадцать первого года в России голодало не только Поволжье. Но большевики тщательно скрывали истинные масштабы катастрофы.
С юга Украины – из Одессы, Николаева, Херсона – в Москву шел непрерывный поток телеграмм, помеченных грифом: «Голодная». Подробные отчеты о тысячах людей, умирающих от голода, предоставлялись Совнаркому и лично Ленину. Но Москва в ответ слала только угрозы расправиться с паникерами и требовала сдачи продналога в полном объеме.

Да, именно в это время, когда люди, доведенные голодом до потери рассудка, съевшие всю лебеду, крапиву, солому, желуди, собак, кошек, мышей и крыс, начали есть трупы родственников и варить тушенку из собственных детей, вооруженные отряды красноармейцев продолжали шарить по пустым амбарам, изымая все до последнего зернышка. Абсолютно все запасы зерна, фураж и семенной фонд были изъяты и отправлены… голодающим Поволжья.
А всех, оказывавших сопротивление, расстреливали на месте.
Из пяти южно-украинских губерний – Донецкой, Запорожской, Екатеринославской, Николаевской и Одесской – было вывезено 1200 вагонов продовольствия. Пять миллионов человек оказались под угрозой голодной смерти.

Игорь Мордвинов, историк: «Советское государство, конечно, тщательно скрывало от иностранцев размеры голода и размеры бедствия, которое охватило всю страну. Признать это, значит, признать неспособность молодого государства навести порядок в собственной стране или хотя бы накормить голодающих. Интересно другое, вот голод на Украине, оттуда увозили зерно и люди умирали с голода. Это Екатеринославская губерния, Запорожье, Николаев, Одесса. Существовало мнение, что Россия организовала голод, что бы уничтожить украинское население. Это не так, потому что эта часть Украины и заселена большей частью русскоязычным населением, зачем же их надо было уничтожать? А очень просто. Большевики прекрасно помнили, что когда происходили выборы в Гос. Думу при царе-батюшке, эти губернии голосовали за конституционных демократов за кадетов и в этом смысле, в смысле обращения в большевизм, были абсолютно бесперспективны. И не нужно о них заботиться».

«Трест Мюнценберга»
Трудно сейчас сказать наверняка: сам ли Мюнценберг так точно угадал наиболее благоприятный момент для соблазнения западных либералов или ему просто повезло с подготовленной почвой…

Игорь Мордвинов, историк: «Дело, которым занимался Мюнценбрег, а именно создавать образ молодого советского государства, очень ему удалось, потому что его семена упали на плодородную почву. Кончилась мировая война. На западе ходили толпы разочарованных интеллигентов, которые охали, потому что никаких интересных результатов война не принесла. Они интуитивно сочувствовали угнетаемому рабочему классу, и поэтому, когда на Востоке возникло новое знамя, новое солнце, новое государство, пропагандирующее для рабочих и крестьян свободу, равенство, братство, естественно, многие совершенно искренне устремились на Восток. Это было нормальным явлением».

То, что у свободы есть ещё и изнанка, причём очень неблаговидная изнанка, обнаружится западными либералами значительно позже. При очень близком знакомстве и контакте.

Сентябрь 1921 года
Из докладной записки инструктора АРА Масловой. «Гражданин села Сухие Аврали Иван Арсеньевич Жандаров заколол своего брата 15 лет, который от истощения был уже при смерти. Иван Жандаров дошел до того, что ел уже все без разбору. Украсть что-либо у других крестьян он не решался, так как за воровство в Сухих Авралях карали убийством…»

Официально Кремль разрешил международным организациям оказывать помощь Украине только летом двадцать второго года. Но «Миссия Нансена», Немецкий Красный Крест, Всемирный союз помощи детям «Верелиф» и различные религиозные благотворительные организации начали нелегально кормить Украину уже в сентябре двадцать первого.
А самую существенную поддержку Украина, да, впрочем, и вся Россия получила от АРА — Американской Администрации помощи (American Relief Administration), во главе которой стоял Герберт Гувер.

Игорь Мордвинов, историк: «Американские власти не имели никаких политических связей с Советским Союзом. Очень отрицательно относились к новому строю. Но Гуверу, руководителю Ара, удалось убедить Сенат и Конгресс, что помощь будет оказана не государству, а людям».

Русскую миссию АРА возглавил полковник Уильям Хаскелл.

Изначально предполагалось, что АРА будет помогать крупным городам, кормить детей, беременных женщин и кормящих матерей. Но очень скоро американцы поняли, что размеры голода, охватившего Россию, чудовищны. И что спасать нужно в первую очередь деревни. И кормить всех жителей поголовно.
Американцам пришлось сделать и следующий беспрецедентный шаг: оказывать населению еще и медицинскую помощь. Поскольку по пятам за голодом шли брюшной тиф, туберкулез и холера…

Первый корабль с американской пшеницей вошел в Питерский порт уже 1 сентября, а шестого сентября открылась первая столовая АРА в Советской России. Американцы называли их питательными пунктами.

«Дети приносили с собой небольшие эмалированные блюдца и кружки, им наливали горячее какао, рисовую кашу на молоке и молочную лапшу и давали по кусочку хлеба из кукурузной муки…» из воспоминаний жительницы Йошкар-Олы, пережившей голод.

Еще одной из форм деятельности АРА была доставка продуктовых посылок. Любой желающий в Европе или Америке мог купить за 10 долларов продуктовый купон и отправить его через офис АРА в Россию. По этому купону получателю – уже в Российском пункте помощи — выдавалась продуктовая посылка, в которой были мука, рис, чай, жир, сахар и 20 банок сгущенного молока. 53 килограмма продуктов! Разница между себестоимостью посылки и ценой купона шла в фонд и использовалась на питание детей.
За год в Россию было доставлено более 700 тысяч продовольственных посылок.

Спустя несколько лет Малая Советская энциклопедия назвала эти продуктовые посылки «способом извлечения прибыли» и уверяла, что «под видом благотворительности АРА сбывала в России американские товары».

Игорь Мордвинов: «Многие обвиняют АРА в том, что она преследовала не только гуманистические цели. А вы знаете, что с этим можно согласиться. Американский конгресс зря такие деньги голодранцам из Советской России выделять не будет. Таким образом, правительство через АРА хотела установить своё влияние. А также в будущих деловых целях. Они ребята сметливые. Рекламировать косвенно где-то американские товары. Американский образ жизни».

Под эгидой АРА в России работала еще одна общественная американская организация – «Джойнт» — еврейский распределительный комитет.

Игорь Мордвинов, историк: «Это организация распределяла помощь не по национальному признаку, туда, куда она поставляла помощь еврейского населения было 2 – 2,5 процента. Не более».

В общей сложности на борьбу с голодом в Советской России США потратили 58 миллионов долларов. Из них 26 миллионов были собраны общественными организациями и частными лицами.

 Игорь Мордвинов, историк: «Да, АРА привезла продуктов на 24 млн. долларов, Джойнт на 8, а сколько же выделило родное советское правительство? Есть такая цифра. Это 12 млн. рублей золотом. Не так много. Учитывая то, что конфисковано было очень много золота, церковных принадлежностей, личных драгоценностей. И то это было сделано после того как Гувер встретился с наркомом Красиным. Под давлением мировой общественности».

Летом двадцать второго года пик голода миновал, но с Поволжья и с Украины в Москву продолжали поступать сообщения о том, что население по-прежнему нуждается в поставках продовольствия. Однако большевикам американцы уже порядком поднадоели и Каменев сообщил в частной беседе Хаскеллу, что правительство не намерено больше кормить население, чтобы не вырастить хронических попрошаек…

«Трест Мюнценберга»
На обработку западной интеллигенции талантливый и очень энергичный Мюнценберг тратил много сил и средств. Деньги на пропаганду добывал «Трест». Коминтерн тоже кое-что подбрасывал, но сущие крохи. Основной финансовый поток Коминтерна шел в ОМС. Отдел международной связи.

Игорь Мордвинов, историк: «В Коминтерне была очень интересная структура. Все работали в обстановке строгой секретности. И самой засекреченной был отдел международных связей. Отдел международных связей назвать их шпионской организацией было бы не точно, не правильно. Да, он собирал информацию, всеми доступными мерами практически со всего мира, где находилась резентура Коминтерна. Резентура Коминтерна очень резко и строго контролировали местные коммунистические партии. Как говорится, кто девушку ужинает, тот с ней и танцует. На 90 процентов деятельность этих компартий финансировалась Коминтерном. И это принесло свои результаты. Плодами деятельности Коминтерна мы пользуемся до сих пор. Долго будем пользоваться».

Март 1922 года
«Строго секретно». «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления… Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать». (Инструкция Политбюро ЦК. 19 марта 1922 года)

Изъятие церковных ценностей – одна из самых печальных страниц в истории Русской православной церкви. И одна из самых удачных операций большевиков, позволившая им убить несколько зайцев сразу.

Официальная советская история – известная сказочница и автор великого множества мифов – создала очень простую и убедительную версию взаимоотношений советского правительства с русским духовенством.
По этой версии советское правительство обратилось к Патриарху Тихону с просьбой передать часть церковных ценностей в фонд помощи голодающим Поволжья. Патриарх Тихон отказался помочь тысячам умирающих людей и призвал своих прихожан защищать церковное достояние.

В действительности дело обстояло так: осенью двадцать первого года Патриарх Тихон выпустил специальное воззвание, призывая верующих к пожертвованиям в помощь голодающим, а духовенство – к содействию. В очень короткий срок церкви удалось собрать 9 миллионов рублей.
Но большевикам не нужна была добровольная помощь попов. 27 декабря 1921 года был издан первый декрет, по которому изымались все ценности, находящиеся в церквях и монастырях. А 23 февраля 1922 года – второй.

28 февраля Патриарх Тихон разослал по церковным епархиям секретное предписание, в котором призывал всех встать на защиту святых ценностей.
Масштабы сопротивления были грандиозными. Только в марте двадцать второго года произошло более тысячи кровавых эксцессов. Было заведено 250 судебных дел по поводу сопротивления изъятию.
По самым приблизительным подсчетам в результате этих столкновений погибло около пяти тысяч прихожан. И еще восемь тысяч священнослужителей были расстреляны по суду. Но без следствия…

Игорь Мордвинов, историк: «Большие суммы в большевицкий карман принесло изъятие церковных ценностей. Было изъято тонны серебра, сотни кг платины, тонны золота, на эти деньги можно было купить, хлеба по тем ценам, 500 млн. пудов. А куплено? По одним источникам 2 млн., по другим 5. А куда же ушли деньги от церковных ценностей, как обычно, в закрома Родины. А дальше куда, для чего? Для государственных нужд. А какие были первоочередные государственные нужды? Укрепить пищевой рацион собственного народа? Нет. Это как бы сейчас сказали – создать крайне положительный имидж молодого советского государства за границей. Через кого это хотели сделать? Через отечественные организации типа «Межрампомрусь», через коммунистические партии, через агентов влияния Советской России. А это требовало денег, и деньги в валюте, золоте, драгоценностях шли непосредственно курьерами Коминтерна, курьерами ОГПУ, на Запад, на Восток, в Америку с одной только целью — укрепить коммунистические партии».

«Трест Мюнценберга»
В двадцать третьем году Мюнценберг закончил помогать голодающим Поволжья и начал готовить революцию в Германии. Революция, правда, провалилась. Но это никак не отразилось на главном проекте Мюнценберга.

Игорь Мордвинов, историк: «Проекту Мюнценберга, назовём его условно «Соблазнённые СССР», была уготована счастливая судьба. Даже когда Сталин разогнал Коминтерн, закрыл Межрабпомрусь, проект, по сути, набирал обороты. Соблазнёнными СССР были и Барбюс, и Ролан, и Анатоль Франс, и Драйзер, и десятки, сотни тысяч менее заметных фигур писателей, поэтов, технической интеллигенции, специалистов, людей которые в дальнейшем успешно работали в информационном плане на Советский Союз».

Июль 1922 года
Летом двадцать второго года советская делегация на конференции в Гааге объявила о возобновлении экспорта зерна. Мир был в шоке. По данным АРА и «Миссии Нансена» в России 8 миллионов граждан все еще находились под угрозой голодной смерти. Американцы заявили протест и потребовали прекратить изъятие хлеба у голодающих.
Большевики на эти протесты отреагировали традиционными методами: начались аресты русских сотрудников Американской Администрации Помощи…

Игорь Мордвинов, историк: «По подсчётам некоторых историков АРА и Джойнт спасли жизнь 20 млн. голодающих людей. Возможно больше, возможно меньше. Сейчас это сосчитать трудно. То, что она была очень важна — в этом сомнения нет. Но голод прошёл, и американскую миссию потихонечку выдворили. Да, были торжественные банкеты, торжественные проводы, слова благодарности. Но прошло совсем немного времени, когда появились материалы, обвиняющие и АРА и Джойнт в подрывной деятельности, в разведочной деятельности, пропагандистской деятельности».

«Советские люди помнят, что в 1921 году, прикрываясь лицемерными фразами о «помощи голодающим восточных областей России», пресловутая гуверовская АРА занималась политической, военной и экономической разведкой и шпионажем; одним из подсобных органов АРА был «Джойнт». Из статьи полковника Тягунова «Бдительность – острейшее орудие советских людей». (Журнал «Знамя», март, 1953 год).

В январе 1923 года жители Одессы наблюдали в порту странную картину. Американский корабль «Манитоба» разгружал гуманитарную помощь голодающим Украины, а рядом советский сухогруз «Владимир» загружался украинским зерном, направлявшимся в Гамбург…

Ссылка на фильм: Режиссер Татьяна Малова, студия «Фишка-фильм», 2007 год