Top

«Таранщики»

 «Таранный бой» — называют чисто русским изобретением. Автором этого  способа ведения воздушного боя был великий русский летчик Петр Николаевич Нестеров.

Таран Нестерова — это не последнее самоубийственное средство, когда все остальные возможности уже исчерпаны. Цель такого тарана — уничтожить противника, сохранив при этом и свой самолет, и свою жизнь.

Кто первым из военных летчиков применил этот рискованный прием после Петра Нестерова? Наверное, красвоенлет Гуляев во время Гражданской войны. Тогда в боях под Каховкой он разогнал пять белогвардейских самолетов, угрожая им тараном свой этажерки «Ньюпорт».

В тридцать восьмом году летчики  Антон Губенко и Виталий Скобарихин своими самолетами таранили японские И-97 на Халхин-Голе. Скобарихин вернулся тогда на аэродром с трофеем — колесом японского истребителя, застрявшим в фюзеляже.

Опыт этих и других таранов усовершенствовал тактику Нестерова. Появились даже самопальные «таранные инструкции»: «Рубить винтом по хвостовому оперению вражеского самолета нужно, находясь сверху, но чуть правее или левее, чтобы обломки атакуемой машины не задели самого таранщика».

Обычно операции «по ампутации вражеского хвоста» длились не дольше пары секунд. Но за это время атакуемый самолет получает семьдесят пять ударов винтом.

Первый таран в Великой Отечественной войне был зафиксирован 22 июня в 4 часа 15 минут. То есть, через 10 минут после того, как лавина самолетов со свастикой пересекла нашу границу. Его совершил над городом Замбрувом летчик-истребитель Дмитрий Кокорев. Израсходовав в первые же минуты войны весь свой боезапас, он сбил в таранной атаке фашистский ДО-215 и удачно посадил свой самолет.

В первый день войны на разных участках фронта, растянувшегося от Балтики до Черного моря, было совершенно девять таранных атак. Имена всех героев известны. И.Иванов, Л.Бутелин, С.Гудимов, Е.Панфилов. П.Рябцев, А.Мокляк, С.Гошко, А.Данилов.

Эскадрилья Андрея Данилова в то утро патрулировала небо над городом Гродно. Девять фашистских истребителей открыли по ним огонь. Данилов решил атаковать и сбил два самолета противника. Но его «Чайка» тоже получила повреждения и вошла в штопор. С трудом выведя машину в горизонтальный полет, Данилов подошел вплотную к самолету противника и винтом срубил ему крыло. Обе машины падали вниз, объятые пламенем.

Через несколько дней в газете «Правда» был опубликован Указ о награждении Андрея Данилова орденом Ленина. Посмертно. Но как оказалось впоследствии, летчик выжил. Его нашли местные колхозники и тяжело раненного доставили в медсанбат. Вскоре Данилов снова вернулся в небо.

В битве за Москву таранная техника была отработана летчиками и доведена до совершенства. Выработалась даже своеобразная классификация: таран прямой, то есть, всей массой самолета. Таран неполный — с подсеканием, или чирканьем, по примеру Нестерова. Таран безударный — удар винтом по жизненно важным частям самолета. Это классический таран, при котором, как правило, сохраняется жизнь летчика и самолета. После него машины-победители возвращались на базу с искореженными винтами, «лечились» и вновь взмывали в воздух. Иногда обстоятельства диктовали другие приемы: приходилось учитывать тип вражеского самолета, его вооружение, взаимное положение машин, их курс, высоту. За считанные секунды не так-то просто все это взвесить. И в летопись таранного боя входили двойные и тройные удары по одному самолету – добивания.

 Уже после первых таранных атак весть о необычном приеме русских разлетелась среди фашистских ассов. Этот способ ведения боя повергал их в ужас. Был случай, когда пытаясь избежать тарана, немец направил свой самолет прямо в озеро.

В воздушных боях за Москву в общей сложности было проведено двадцать таранных атак.  Многие летчики таранили и дважды, и трижды. Но абсолютным рекордсменом — тараном номер один, как называли его сами летчики, — был Борис Ковзан. На его счету было четыре тарана.

Был случай, когда Борис Ковзан пошел на прямой таран и врубился своим «Як-1» в фюзеляж «юнкерса». Обе машины сцепились винтами и крыльями и полетели вниз к верной гибели. У Ковзана оставался только один выход — прыгнуть с парашютом. Но как бросить своего верного ястребка? И он совершил невозможное — вырвал истребитель из смертельных объятий юнкерса. Посадка прошла удачно.

Во время другого тарана капитана Ковзана от удара выкинуло из кабины. Он спустился с высоты шесть тысяч метров с не полностью раскрытым парашютом. Упал в болото, сломал ногу и несколько рёбер, повредил правый глаз. Из болота Ковзана вытащили партизаны, переправили через линию фронта. Он пролежал в госпитале десять месяцев. А после лечения добился разрешения продолжить лётную службу.

Всего за годы войны Герой Советского Союза летчик-истребитель Борис Ковзан совершил триста шестьдесят боевых вылетов, провел сто двадцать семь воздушных боев, сбил двадцать восемь самолётов. Из них четыре — тараном.

Кстати, таранили не только истребители. Летчик Литвинов доказал, что эта тактика годится и для штурмовика. Он сбил «мессер», ударив его винтом по хвосту. А лейтенант Игашев пошел на таран на пикирующем бомбардировщике! Он сбил два самолета противника огнём пулемета, загорелся сам, но падая, успел винтом пропороть бок третьему врагу.

Наши женщины-летчицы тоже вступали в рукопашную с немецкими ассами. Старший лейтенант Екатерина Зеленкина таранила фашистский истребитель своим бомбардировщиком.

По очень скромным подсчетам военных историков за время Великой Отечественной войны советские летчики совершили более 600 успешных таранных атак.

Опубликовано: «Лифт в будущее», 2014 год