Top

Тайны рефлексологии

В широких коридорах Военно-Медицинской Академии Санкт-Петербурга они встречались по несколько раз в день. И каждый раз проходили мимо, не здороваясь друг с другом и не подавая руки. Хотя устав Академии четко предписывал следовать субординации. Однако младший по званию – врач-физиолог профессор Павлов – старательно делал вид, что просто не замечает старшего по званию – академика, начальника кафедры душевных и нервных болезней и Тайного советника двора Его императорского Величества генерала Бехтерева.

Из цикла «Жизнь замечательных идей»

Конфликт двух основателей рефлексологии начался еще в студенческие годы, когда слушателю Академии Владимиру Бехтереву дали премию за лучшую студенческую работу. Темой работы была деятельность головного мозга. Ивана Павлова оскорбило решение комиссии. Ведь он раньше Бехтерева начал заниматься этой проблемой. И его работа была ничуть не хуже.
Комиссия тогда предложила разделить премию между слушателями Бехтеревым и Павловым. Павлов обиделся еще больше и от премии отказался публично.
Студенческая вражда растянулась на десятилетия, переросла сначала в научный спор, а затем в спор о приоритете открытия.

История вопроса
Рефлексология как наука возникла в России на рубеже девятнадцатого и двадцатых веков. Ее основателями были русские ученые Иван Михайлович Сеченов, Иван Петрович Павлов и Владимир Михайлович Бехтерев.
До них считалось, что свойства человеческой натуры определяются физиологией и психологией. Тело и душа, мозг и сознание ─ вот пары, которые формируют поведение человека.
Новая наука установила иную связь: организм-поведение-сознание.

Санкт-Петербург, 1863 год
А началось все в 1863 году с работы Ивана Михайловича Сеченова «Рефлексы головного мозга». Эту статью должен был напечатать опальный журнал «Современник», который после ареста Чернышевского возглавлял великий русский поэт Некрасов.
«Воспретить помещение этой статьи в «Современнике» ─ таково было решение совета министра внутренних дел по делам книгопечатания.

Медицинскую статью – и запретить? Да что же такое написал в ней профессор Сеченов? Чем напугал цензурный комитет? И почему тайный советник Пржецлавский обвинил автора статьи в ниспровержении моральных основ общества?

«Все бесконечное разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности сводится окончательно к одному лишь явлению – мышечному движению. Смеется ли ребенок при виде игрушки, улыбается ли Гарибальди, когда его гонят за излишнюю любовь к родине, дрожит ли девушка при первой мысли о любви, создает ли Ньютон мировые законы и пишет их на бумаге – везде окончательным фактом является мышечное движение».
И. М. Сеченов. «Рефлексы головного мозга»

Совет по книгопечатанию устроил настоящий суд над статьей физиолога Сеченова. Вердикт был вынесен разгромный: «Попытка ввести физиологические основы в психические процессы направлена к отрицанию нравственных основ общества, к потрясению догмата о бессмертии души и вообще религиозных начал…»

Тем не менее, совет разрешил напечатать статью в каком-нибудь медицинском издании. Цензоры посчитали, что в научном журнале статья пройдет незамеченной, её прочтёт только десяток специалистов.
Они ошиблись. За «Медицинским вестником», в котором была опубликована статья Сеченова, буквально охотились и в обеих столицах, и в провинции. Ее переписывали и передавали из рук в руки. Ажиотаж вокруг революционной работы физиолога не утихал три года. В 1866 году типография Головачева отпечатала три тысячи экземпляров работы Сеченова «Рефлексы головного мозга» отдельной книгой.

Тут же совет главного управления по делам печати при министерстве внутренних дел вынес решение: «означенную книгу арестовать, автора и издателя книги подвергнуть судебному преследованию».
Сеченов подал встречный иск. И, в конце концов, случилось невероятное. Окружной Петербургский суд вынес решение о снятии ареста с опальной книги.

Механизм мышечных рефлексов считался достаточно давно и хорошо изученным. Три звена рефлекса ─ внешний толчок, раздражение и отражение – составляли рефлекторную дугу.
Вот самая простая иллюстрация рефлекторной дуги. Яркий луч света попадает в глаза. Это внешний толчок, первое звено. Световое раздражение воспринимается чувствительными нервными окончаниями в сетчатке глаза и в соответствующий центр мозга приходит сообщение о световом раздражении – это второе звено. Мозг отдает приказ о сужении зрачка. Приказ выполняется автоматически. Это третье звено, отражение.

Тот же самый механизм включается, когда мы случайно дотрагиваемся до горячего предмета и отдергиваем руку. Или когда молоточек невропатолога ударяет по коленному сухожилию…

Сеченов сделал открытие, которое перевернуло представления физиологов о рефлексе. Во-первых, он добавил к рефлекторному механизму четвертое звено – распознавание внешних условий. И, во-вторых, открыл так называемое центральное торможение.
По Сеченову выходило, что мышца – это не просто рабочая машина, выполняющая команды мозга. Мышца также орган познания. В ней имеются нервные окончания, которые способны передавать информацию о раздражении в мозг. Мышца может не только вызывать ответные действия организма на внешние раздражители, но и наоборот, задержать эти действия.

Так, например, человек способен сдержать крик или вытерпеть боль.

«С открытием Сеченовского торможения считается совершенно ходовой, установленной истиной, что вся наша нервная деятельность состоит из двух процессов: из раздражительного и тормозного, и вся наша жизнь есть постоянная встреча, соотношение этих двух процессов». Иван Петрович Павлов

История вопроса
Понятие «рефлекс» ввел в науку в середине семнадцатого века французский ученый Рене Декарт. Декарт был философом, математиком, физиком и физиологом. Открытие Декартом принципа рефлекторной деятельности стало фундаментом для всей современной психологии и физиологии.
Рефлекс в переводе с французского – отражение. Это ответная или отраженная реакция организма на внешнее или внутреннее раздражение. Декарт представлял живой организм, как работающий механизм и называл его «машиной тела».

«Восприятие, запечатление идей, удержание идей в памяти, внутренние стремления совершаются в этой машине как движения часов». Рене Декарт

Декартовская «машина тела» прекрасно функционировала без вмешательства души.
Иван Петрович Павлов считал Декарта предтечей своих исследований. И поставил ему памятник возле своей лаборатории в Колтушах.

Санкт-Петербург. 1866 год
Будущее семнадцатилетнего студента духовной семинарии и сына священника Вани Павлова было простым и понятным. Он закончит семинарию, примет сан и вернется в родную Рязань. Наука, конечно же, увлекает молодого семинариста. И в Публичной библиотеке он проводит все свое свободное время. Но все это лишь для того, чтобы получить ответ на главный вопрос: что есть душа человеческая.
Ответ на этот вопрос Ваня Павлов ищет в работах Писарева, в жарких спорах с друзьями-семинаристами, в неспешных разговорах с отцом.
А находит в медицинской статье:

«Все без исключения качества внешних проявлений мозговой деятельности: одушевленность, страстность, насмешка, печаль ─ суть не что иное, как результат большего или меньшего укорочения какой-нибудь группы мышц. Акт, как всем известно, чисто механический. С этим не может не согласиться даже самый заклятый спиритуалист…»

Это была работа Сеченова «Рефлексы головного мозга».
Павлов принимает решение оставить семинарию и поступать в университет. Потому что физиология – наука наук. В ней ключ к познанию души…
В 1870 году Иван Павлов стал студентом естественного отделения физико-математического факультета.
Едва получив диплом, Павлов вновь садится на студенческую скамью. Он поступает сразу на третий курс Медико-хирургической академии. Кстати, Бехтерев учится там же. Они закончат Академию одновременно ─ в 1878-ом.

История вопроса
Нервная система самых простых животных устроена достаточно примитивно. У кишечнополостных – медуз, полипов, гидр — нервные клетки соединяются между собой, образуя сеть, которая охватывает все тело животного.
Гидра, к примеру, умеет реагировать на изменения окружающей среды, на внешние раздражители. Но все это на уровне безусловных рефлексов.
У плоских червей уже есть примитивный мозг, выполняющий роль командного пункта.
Нервная система насекомых еще сложнее. Насекомые, в особенности общественные: муравьи, пчелы, термиты — способны обучаться, вырабатывать условные рефлексы.
У высших животных, в том числе и у человека, нервная система состоит из двух отделов: центрального и периферического. Центральная нервная система – это головной и спинной мозг.

Головной мозг – наш генеральный штаб. Именно там принимаются решения: что человек почувствует, что подумает, о чем вспомнит, что сделает.
Гиппократ считал мозг источником гнева и печали, радости и веселья, боли и скорби, слез и удовольствия.

Санкт-Петербург. 1896 год
В 1896 году Иван Петрович Павлов – уже профессор и доктор медицинских наук – возглавил кафедру физиологии Петербургской Военно-Медицинской Академии. Здесь и начала формироваться его научная школа.

Имя Павлова даже у людей не сведущих в физиологии всегда вызывает две стойкие ассоциации: «собака Павлова» и «условный рефлекс». В действительности, между этими двумя ассоциативными точками весь путь ученого в науке: от многолетних исследований механизма пищеварения до создания учения об условно-рефлекторной деятельности.

В чем суть этого учения? На основе многочисленных экспериментов Павлов выяснил, каким образом организм приобретает новые формы поведения и перестраивает сложившиеся.

Есть раздражители, которые всегда вызывают ответную реакцию, типа реакции зрачка на свет. Это безусловные рефлексы. А есть и другой тип раздражителей, к которым организм будет относиться безразлично, пока не выяснит, что они несут ─ пользу или вред.
Так, например, звук автомобильного клаксона на улице заставит нас оглянуться и отойти в сторону, если мы идем по дороге. Но оставит равнодушным, если мы сидим на скамейке в парке.
Так дым в квартире заставит немедленно бежать на кухню и снимать с плиты кастрюлю с пригоревшей кашей. А запах дыма от костра навеет только приятные воспоминания о школьном турпоходе.
Так у пресловутой «собаки Павлова» начнет капать слюна, едва зажжется сигнальная лампочка. А любая другая собака просто отреагирует на свет. Без гастрономического интереса.

Такие рефлексы, которым нужен не только раздражитель, но и подкрепление правильной реакции на него, профессор Павлов назвал условными.

Более тридцати лет профессор Павлов изучал условно-рефлекторную деятельность животных.
В те же самые годы параллельные исследования на ту же самую тему вел другой русский ученый – Владимир Михайлович Бехтерев. Но объектом экспериментов психиатра и невропатолога Бехтерева в основном был человек.

Павлов, исследуя физиологию пищеварительных процессов у собак, описал механизм условного и безусловного рефлексов.
А Бехтерев, занимаясь изучением функций головного мозга человека, вывел определение врожденного и сочетательного рефлексов.
Безусловный рефлекс по Павлову – это и есть врожденный рефлекс по Бехтереву. А условный — то же самое, что сочетательный.

Принципиальных теоретических расхождений между рефлексологической теорией Бехтерева и учением Павлова о высшей нервной деятельности практически не было.
И, тем не менее, Павлов и Бехтерев постоянно спорили. По каждой из идей о назначении и работе различных отделов мозга. По каждому результату лабораторных опытов.

«Вражда двух великанов русской науки стала общеизвестной, но Павлов был более сдержан в отношении своего противника: он просто не замечал его. Это умалчивание граничило с пренебрежением, и Бехтерев об этом знал и мстил Павлову, но месть его не была злой: он упоминал Павлова в своих трудах. В разговорах он просто ругался. Бехтерев был отходчивее и проще Павлова. Если бы Павлов протянул ему руку еще тогда, когда вражда не стала столь долговременной, Бехтерев с удовольствием бы пожал ее и считал инцидент исчерпанным. Пожал бы руку Бехтерева Павлов — это еще вопрос…»
Александр Леонидович Чижевский, советский биофизик, основоположник гелиобиологии.

По Академии ходила грустная шутка, что условные рефлексы можно изучать не только на собаках, но и на самом профессоре Павлове, у которого за годы противостояния с Бехтеревым выработалась своеобразная реакция на академика.

«Если делали доклады ученики Бехтерева, то Иван Петрович всегда выступал против докладчика, но не всегда его возражения бывали успешны и часто носили личный характер. Если же выступали с докладом ученики Ивана Петровича, то и Бехтерев находил нужным возражать, и также было видно, что свои возражения он направлял против Павлова».
Людвиг Мартынович Пуссеп, основатель отечественной нейрохирургии.

Павлов часто был прав, уличая бехтеревцев в неточностях. И ничего странного.

Павлов ─ биолог и педант. Он устраивал разносы ученикам за каплю слюны, не вписанную в протокол эксперимента.
Бехтерев ─ волшебник терапии, интуитивист, не привыкший к точным измерениям, к педантичному копанию с контрольными опытами. Он оценивал активность животного по мышечным движениям, а в то время их не умели ни регистрировать, ни измерять.

В 1904 году Иван Петрович Павлов получил Нобелевскую премию за работы по физиологии пищеварения. Он – первый русский ученый, удостоенный столь высокой чести. Эту премию ему не приходится делить с Бехтеревым. Как ту, самую первую, студенческую. Или как премию имени академика Бэра за выдающиеся исследования по естественным наукам, которую Павлов и Бехтерев вместе получили в 1900 году.

Кстати, Бехтерев тоже мог бы стать нобелевским лауреатом. В 1912 году его кандидатуру выдвинули на Нобелевскую премию за работы по анатомии и патологии нервной системы. Но так сложилось, что отзыв на эту работу для высокого жюри готовил Павлов. А он написал: «Труд сомнительный и ценности не представляет». Нобелевский комитет отклонил кандидатуру Бехтерева. Конфликт двух ученых вышел за пределы России.

История вопроса
Первым душевнобольным, чье имя зафиксировано в письменных источниках, был древний Вавилонский царь Навуходоносор. «Он скитался, как вол, опустив голову, по пастбищам; весь оброс и питался травой».
В средние века приюты для людей, страдающих душевными расстройствами, больше напоминали тюрьмы. Пациентов там заковывали в цепи, били, пытали.
Первым, кто снял с больных цепи, был французский врач Пинель.
В России к душевнобольным всегда относились намного мягче, чем в других странах. Их болезнь считали наказанием Божьим. Юродивых на Руси почитали.

Санкт-Петербург. 1893 год
В 1893 году профессор Владимир Михайлович Бехтерев возглавил кафедру нервных и душевных болезней Военно-Медицинской Академии Петербурга, бывшей Медико-Хирургической.
Владимир Михайлович – психоневролог. Предмет его исследований – строение и деятельность головного мозга. В этой области Бехтерев – звезда первой величины.

«Знают прекрасно устройство мозга только двое: Бог и Бехтерев».
Профессор анатомии Фридрих Копш

Еще одно увлечение молодого профессора, которому нет еще и сорока – гипноз. Новомодный метод лечения. Правда, гипноз в то время в России под подозрением. И тот, кто его пропагандирует, сильно рискует. Но Бехтерев разрабатывает собственную методику и впервые в России занимается коллективной психотерапией алкоголиков.

Спустя несколько лет Бехтерев откроет и первое в России нейрохирургическое отделение при нервной клинике, и первое в мире специальное хирургическое отделение, где будут заниматься «черепосверлением» — то есть, проводить операции на головном мозге.

История вопроса
В своей книге «Рефлексы головного мозга» Сеченов писал: «Моя главная задача заключается в том, чтобы доказать, что все акты сознательной и бессознательной жизни по способу происхождения суть рефлексы».
Бехтерев подтвердил это положение Сеченова экспериментальными и клиническими наблюдениями, обосновал его огромной массой фактических данных, полученных в клиниках и лабораториях.
После выхода в свет книги Бехтерева «Общие основы рефлексологии человека», новая научная дисциплина получила название «рефлексология».

Санкт-Петербург, 1917 год
До революции общественно-политическая жизнь России Павлова практически не волновала.
Он одинаково уважительно относился к своим учителям: выдающемуся физиологу ярому монархисту Циону и знаменитому клиницисту демократу Боткину.

После революции Павлов занял очень резкую позицию по отношению к новой власти.
Эта новая власть отобрала у Павлова все. Сына большевики расстреляли, Нобелевскую премию конфисковали на нужды молодой советской республики, а научная работа закончилась вместе с гибелью от голода и холода всех подопытных животных Павловской лаборатории. Самого ученого, как это ни странно, репрессиям не подвергли. Хотя свои антисоветские взгляды Павлов не скрывал и высказывал их открыто.

Все изменилось в середине двадцатых годов. Политбюро поручило Бухарину наладить контакт со знаменитым физиологом. Строптивого ученого сделали директором специально созданного для него Института физиологии Академии Наук СССР.
А через год опять же специально для Павлова в Колтушах под Петроградом открыли биологическую станцию по изучению условных рефлексов и обеспечили приемлемые условия жизни для руководителя и его сотрудников.
И очень скоро нобелевский лауреат профессор физиологии Иван Петрович Павлов стал «визитной карточкой» советской науки. Что не мешало ему время от времени фрондерствовать.

Например, в 1929 году на выступлении по случаю 100-летия со дня рождения Сеченова Павлов заявил:
«Мы живем в обществе, где государство – все, а человек – ничто, а такое общество не имеет будущего, несмотря ни на какие волховстрои и днепрогэсы».

А Владимир Михайлович Бехтерев революцию принял сразу. Его поставили во главе огромного хозяйства: целый комплекс институтов, лабораторий, клиник.
В 1918 году Бехтерев осуществляет главную мечту своей жизни, он создает Институт по изучению мозга. Лабораторию парапсихологии в новом Бехтеревском институте курирует ГПУ. Главная задача лаборатории – внушение и передача мыслей на расстоянии. Это очень важно для победы мировой революции.

Первые опыты по телепатии Бехтерев провел в 1921 году. Но не на людях, а на собаках. В этом эксперименте участвовали питомцы известного дрессировщика Дурова. Из 1278 опытов больше половины прошли удачно. 696 собак поддались мысленному внушению на расстоянии.

После этого Бехтерев приступил к экспериментам по «Биологической радиосвязи» уже на людях.
Вряд ли Бехтерев предполагал, что его опыты были удачной попыткой создания психологического оружия, которое могло быть направлено как на подавление воли неприятеля, так и на манипуляции с собственным народом.

Умер Бехтерев в 1927 году. Внезапно. По официальной версии от острого пищевого отравления консервами. Но есть другая версия – Бехтерев был отравлен чекистами за весьма правдивые и неутешительные психиатрические диагнозы, поставленные советским вождям ─ Ленину в 24-м, и спустя три года – Сталину.
По иронии судьбы мозг Бехтерева стал одним из первых экспонатов его собственного института Мозга.

Иван Петрович Павлов до конца жизни руководил Институтом физиологии Академии Наук СССР. Он умер от пневмонии в 1936 году. Его похоронили на «Литераторских мостках» Волкова кладбища в Санкт-Петербурге.

«Как много могли бы дать миру эти два великана, один физиолог, другой психиатр и невропатолог! Они дополняли бы друг друга, и может быть, результаты работы были бы другие, в особенности, в области изучения психики человека… Но два великих ученых в своей научной деятельности, направленной к выяснению истины, не могли согласиться друг с другом по такому ничтожному, касалось бы, вопросу, как приоритет…»
Людвиг Мартынович Пуссеп, основатель отечественной нейрохирургии.

Время стерло память о вражде между двумя великими учеными Иваном Петровичем Павловым и Владимиром Михайловичем Бехтеревым. И в истории науки имена создателей рефлексологии стоят рядом.

Ссылка на фильм: http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20954/episode_id/502865/video_id/502865/viewtype/picture

Режиссер Татьяна Малова, «Цивилизация», 2007 год.