Top

Принтер для трансплантолога

 

Как было бы здорово, если бы на все комплектующие человеческого организма – от мелких деталей до крупных узлов и агрегатов — давалась пожизненная гарантия. Но природа, как жуликоватый цеховик, озаботилась только возможностью восстановления внешнего вида. Кожа, волосы, ногти… Сломанный ноготь отрастает заново. Сломанное сердце – нет.

И что делать, если сердце вышло из строя, если перестали работать печень или почки. Где искать ремонтные мастерские? Где достать запчасти?

 

Из цикла «Жизнь замечательных идей»

 

Еще лет сто назад о пересадке внутренних органов можно было прочесть только в фантастических романах: «Голова профессора Доуэля», «Остров доктора Моро», «Человек-амфибия», «Собачье сердце»… Однако еще при жизни Беляева, Уэллса и Булгакова фантастика стала реальностью.

 

Справка: Трансплантация – это пересадка жизнеспособного органа, изъятого у одной особи – донора, другой особи – реципиенту. Сам термин образован от латинского глагола «transplanto», что означает «пересаживаю».

 

Трансплантология сегодня — это отдельная отрасль медицины. По техническому уровню и сложности её можно сравнить с такими высокотехнологичными сферами, как космонавтика, ядерная физика, информатика.

На сегодняшний день во всем мире проведено более миллиона операций по трансплантации органов и тканей. И если в первые годы удачными были только десять пересадок из ста, то сегодня после пересадки выживает девяносто пять процентов пациентов.

Но пока еще у мировой трансплантологии есть две проблемы: нехватка донорских органов и этическая сторона дела.

Впрочем, в прошлом году в трансплантологии произошёл фантастический прорыв, который поможет решить обе эти проблемы.

Группа учёных из Эдинбургского университета Гэрриот-Ватт разработала революционную технологию выращивания живых органов из стволовых клеток с помощью… 3D-принтера. Раньше метод послойной печати использовался только для изготовления костей. Теперь на принтере можно кожу, хрящи, мышцы, ткани внутренних органов и даже костный мозг. Но пока еще подобная технология позволяет печатать только однородные ткани.

 

Комментарий – Директор Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И.Шумакова Сергей Владимирович Готье: «Ну, кстати, это наиболее тяжелая проблема при решении вопроса о создании какого-то искусственного органа. Именно необходимость появления в этой однородной клеточной структуре еще и других элементов, типа кровеносных сосудов, либо желчных протоков — проток, который выводит какую-то секретную жидкость в виде слизи. И вот биопринтер он позволяет создать фактически подобие, подобие тонкой структуры органа. С другой стороны, технология может подразумевать только, например, d-целлюляцию этого органа, то есть это другими биологическими активными химическими реагентами уничтожается клеточное наполнение этой структуры и получается некий такой же мелкосетчатый, ну чтобы вы понимали, мелкосетчатый каркас органа, который можно заселить своими клетками, например, стоволовыми и дать им возможность формировать орган, который потом не будет отторгаться, вот в этом глобальная задача использования биопринтирования для создания каких-то искусственных органов».

 

Справка: В настоящее время по самым скромным подсчетам в трансплантации органов нуждается примерно двести тысяч человек во всем мире. В российские «листы ожидания» каждый год записывается примерно по пять тысяч человек. Однако только у десяти процентов наших больных есть шанс дождаться трансплантации.

 

Вена, 1902 год

Началом эры трансплантологии можно считать первую экспериментальную пересадку внутреннего органа. Эту операцию в 1902 году провёл венский хирург и учёный Эммерих Ульман. Он пересадил почку собаки на шею козе. Операция прошла успешно, и Ульман даже успел представить козу совету Королевского общества хирургов. Но через три недели произошло отторжение пересаженного органа. Причины этого тогда еще не были известны.

Спустя восемь лет американский анатом и хирург Аллексис Каррель, француз по происхождению, провёл ряд блестящих операций по пересадке почек на животных. Он доказал возможность сшивания сосудов и полного восстановления кровообращения в пришитом органе. Таким образом, была решена техническая проблема пересадки почки. В 1912 году Алексис Каррель был удостоен Нобелевской премии по медицине и физиологии.

 

История уникальных операций

Первая пересадка почки от животного человеку была проведена в 1924 году в нашей стране. Знаменитый хирург и епископ русской православной церкви Валентин Феликсович Войно-Ясеницкий, больше известный как святитель Лука, находясь в Сибирской ссылке, прооперировал одного из ссыльных, страдавшего терминальной уремией. Он пересадил ему почку козы. Больной умер через два дня после операции. Впрочем, шансов на жизнь у него и без того не было…

 

Первые успешные пересадки почек будут проведены только спустя тридцать лет. Но у трансплантологии двадцатых годов тоже были свои удачи.

 

Знаменитый роман Булгакова «Собачье сердце» вышел в свет в 1925 году. Сюжет всем известен и нет нужды его пересказывать. Но мало кто знает, что операции по пересадке семенников животных людям — не выдумка автора. Прообразом профессора Преображенского Булгакову послужил директор станции экспериментальной хирургии в Колледж де Франс и наш бывший соотечественник Самуил Воронов. В 1920 году Воронов начал пересадку семенников обезьян своим пациентам. Попадая в организм человека, семенники рассасывались, выделяя при этом специфические гормоны. Эффект был как от сказочных молодильных яблок – самочувствие пациентов улучшалось, у женщин разглаживались морщины, у мужчин восстанавливалась потенция. Поскольку спрос очень быстро превысил предложение, а обезьяны, как известно, во Франции не водятся, Воронов открыл собственный обезьяний питомник на Французской Ривьере. За десять лет доктор Воронов провёл несколько тысяч операций. По слухам среди его пациентов были премьер-министр Турции и премьер-министр Франции. А потом вдруг выяснилось, что эти омолаживающие операции – чистое надувательство. Омолаживающий эффект держится всего лишь пару недель. Дальше обезьянья железа рассасывается в организме человека, превращаясь в обычную соединительную ткань.

 

История уникальных операций

Самая первая зафиксированная в истории медицины операция по пересадке половых желёз была проведена в восемнадцатом веке! Английский врач Гюнтер пересадил половую железу петуха курице. Результат превзошёл ожидания: у курицы вырос гребень и очень испортился характер.

 

Москва, 1926 год

Второй Всероссийский съезд физиологов, который проходил в Москве в мае 1926 года, начался с сенсации. Участники съезда стали свидетелями жизни головы, отделенной от туловища! В течение почти двух часов собачья голова открывала и закрывала глаза, высовывала язык, реагировала на прикосновения и даже проглатывала кусочек колбасы.

Голова собаки жила с помощью автожектора – аппарата искусственного кровообращения. Автором этого устройства был профессор Сергей Брюхоненко.

Самое удивительное, что широкая публика узнала про автожектор и «живую голову» чуть раньше медиков. Потому что роман Александра Беляева «Голова профессора Доуэля» был опубликован за несколько месяцев до открытия съезда патологов.

 

В нашей стране к фантастике традиционно относились снисходительно-пренебрежительно. Её считали литературой второго сорта. Труд писателей-фантастов не воспринимали всерьёз. Действительно, какой же это труд: сел и из головы выдумал. Но вот, например, Александр Беляев к написанию каждого своего фантастического романа подходил более чем серьёзно. Он вёл огромную переписку с учёными, врачами, техническими специалистами, как тогда называли инженеров. Он был в курсе всех научных открытий и достижений своего времени. И, безусловно, знал про опыты профессора Брюхоненко.

 

На людях подобные операции не проводились никогда. Все эксперименты по пересадке голов и трансплантации головного мозга проходили только на животных. Однако процент удачных операций был ничтожно мал. Дело в том, что нервные клетки взрослой особи – будь то человек или животное – не способны к делению. И пока нейрохирургам не удастся решить проблему регенерации нервов, пересаженный мозг не сможет включиться в общую работу, то есть, не сможет принимать информацию и передавать ее.

 

Может быть, в будущем подобные операции станут возможными. И тогда вместе с износившимися почками, убитой печенью, уставшим сердцем можно будет заменить еще и дурную голову.

 

История уникальных операций.

1 апреля 1933 года в приёмный покой харьковской больницы привезли двадцатишестилетнюю Оксану Галушко. От Оксаны ушёл муж и она, решив покончить с собой, выпила четыре грамма неразведённой сулемы — соли ртути. Лечить такие отравления тогда еще не умели. И когда у девушки отказали почки, хирург-исследователь Юрий Юрьевич Вороной решился на очень рискованную операцию. Он пересадил Оксане донорскую почку, взятую у погибшего шестидесятилетнего мужчины. Почка включилась в кровоток и начала работать. Однако больная прожила всего двое суток после пересадки…

Это была первая в мире пересадка почки от человека к человеку. Впоследствии доктор Вороной провёл еще пять подобных операций. Все они имели тот же результат. Но зато была доказана принципиальная возможность пересадки трупного органа живому организму и заодно опровергнут устойчивый миф о так называемом «трупном яде».

 

Массачусетс, 1954 год

Сегодня в мировой трансплантологии почки стоят на первом месте по частоте операций.

При нарушении работы почек в организме мгновенно возникают очень серьезные изменения, угрожающие жизни пациента. И тогда человек вынужден до конца жизни по три раза в неделю проходить многочасовую процедуру очистки крови с помощью аппарата «искусственная почка».

Здесь, в отделении гемодиализа для пациента начинается обратный отсчет. Потому что теперь в запасе у него остается 5-6 лет. А в нашей стране дождаться донорской почки удается только десяти пациентам из ста…

 

С одной стороны почки очень удобный орган для пересадки. Это парный орган и одну из почек можно удалить у живого донора без вреда его здоровью. Кроме того, к почке обычно подходит одна артерия, а кровь от нее оттекает по одной вене. Что значительно упрощает операцию.

 

Но с другой стороны существует как минимум две проблемы, которые значительно усложняют операцию по пересадке почки.

Первая проблема – консервация и длительное хранение донорского органа. Вторая проблема — отторжение.

 

Справка: Все донорские органы, изъятые для последующей пересадки, хранятся в холоде. Почка и поджелудочная железа сорок восемь часов. Сердце и печень – четыре часа. При одновременной пересадке сердца и легкого донор и реципиент должны оперироваться одновременно.

 

Впрочем, эти проблемы возникают с любыми донорскими органами, а не только с почкой.

Дело в том, что наша иммунная система атакует любую чужеродную ткань, попавшую в организм: будь то вредоносный вирус, обычная заноза или пересаженный донорский орган. Отличить своего от чужого иммунной системе помогают поверхностные маркеры, так называемые антигены. Если антигены нарушителя границы не соответствуют антигенам клеток иммунной системы, дается команда на уничтожение. Врага немедленно атакуют миллионы белых кровяных клеток – лейкоцитов. Травят ядами, разрушают и поглощают. В результате чужеродная ткань погибает.

Воспаление и последующее отторжение пересаженного органа были камнем преткновения для трансплантологии вплоть до пятидесятых годов, пока не появилось первое поколение лекарств, подавляющих иммунитет. Так называемых иммуносупрессоров  или иммунодепрессантов. Однако у них было такое количество побочных эффектов, что некоторые пациенты, успешно перенесшие операцию, погибали от действия этих препаратов.

Сейчас в распоряжении врачей новое поколение иммунодепрессантов – эффективных и безопасных. Без этих препаратов трансплантология немыслима.

 

Первую успешную пересадку почки в клинических условиях провёл в 1954 году американский врач Джозеф Мюррей. Донором и реципиентом были однояйцевые близнецы, у которых антигены полностью совпадают, поэтому иммунная система реципиента воспринимает донорский орган, как свой собственный. И это позволило избежать реакции отторжения. Пациент доктора Мюррея прожил после операции двадцать лет.

В 1990 году Джозеф Мюррей получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине «За открытия, связанные с трансплантацией органов и клеток для лечения разных болезней».

Мюррей был первым, кто начал практиковать успешную пересадку от неродственных доноров. В 1959 году он пересадил почку больному от живого донора, а в 1962 году – от трупа.

 

Комментарий – Сергей Владимирович Готье: «Существуют давно разработанные критерии, которые определяют возможность использования того или иного донора, того или иного органа умершего человека, ну и в зависимости от опыта учреждения, которое этот орган будет использовать, пересаживать и в зависимости от состояния реципиента, то есть кандидата на трансплантацию конкретного, эти критерии могут быть расширены или сужены, и если раньше считалось, что, например, идеальным донором для трансплантации сердца или легких, является молодой умерший пациент где-то лет 25-30 уж максимум без сопутствующих заболеваний, например, здорового человека ударили по голове, то теперь вот эти возрастные критерии смещены до в общем до безобразия я бы сказал. Можно сказать, что если раньше, то есть речи не могло быть, несмотря, если донор старше 50 лет, будь то мужчина или женщина, и даже у него сердце хорошо работает, мы не будет брать, потому что  сейчас речи об этом вообще быть не может, если сократительная функция в сердце у мужчины в 50 лет умершего от черепно-мозговой травмы, имеется функция, значит, сердце можно пересадить».

 

Питтсбург, 1963 год

На втором месте по частоте пересаживаний стоит печень. Печень орган непарный. Поэтому весь орган целиком можно забирать только у умерших. Но зато печень можно пересаживать и частями, то есть, долями —  от живого родственного донора. В случае успешной операции регенерация печени и полное восстановление ее функций и у донора, и у реципиента проходит за две-три недели.

 

Комментарий – Сергей Владимирович Готье: «Я считаю, что те вот родители детей и родственники пациентов, которые становятся живыми донорами, являются примерами для подражания, и в общем-то примером моей такой, ну может быть, человеческой зависти, что такие люди у нас есть, Слава Богу такие люди есть, потому что они настолько это мужественные люди, это люди готовые пожертвовать ну в общем каким-то вот своим благополучием временно для того, чтобы спасти своего родственника, но с другой стороны, к сожалению, это ограничивается только живыми донорами, если дело касается другого человека, незнакомого, вот тут возникают проблемы, типа, а чего я буду с этого иметь, так вот этого не должно быть, понимаете, не должно быть, надо объяснить людям, что они ответственны за процветание общества, в котором они родились, воспитывались, выросли после их смерти, что после их смерти ничего еще не кончается, а в ряде случаев только начинается, что они могут быть тем, ну вкладом как бы в дальнейшее развитие, жизнь и процветание общества».

 

Первая попытка клинической пересадки печени была предпринята 1 марта 1963 года группой американских хирургов во главе с Томасом Старлзом. Трёхлетний ребёнок получил печень пятилетнего ребёнка, умершего от опухоли мозга. Технически операция была проведена успешно. Но через пять часов ребёнок умер от коагулопатии – нарушения свёртываемости крови.

Сегодня трансплантация печени или доли печени является рутинной операцией. Почти девяносто пять процентов пациентов выживают и возвращаются к нормальной жизни.

 

В Европе первая успешная операция по пересадке печени была выполнена в Кембриджском университете в 1967 году сэром Роем Калне.

Этот год, кстати, стал знаковым для трансплантологии. В декабре этого года весь мир ждал чуда.

 

История уникальных операций

3 декабря 1967 в Кейптаунской больнице «Хроте Схюр» впервые в истории человечества была совершена успешная пересадка сердца человеку. Профессор медицины, кардиолог Кристиан Барнард – ученик профессора Владимира Петровича Демихова — пересадил пятидесятипятилетнему Луи Вашканскому сердце молодой женщины Дениз Дарваль, погибшей в автомобильной катастрофе. Сложная и очень тяжелая операция была проведена блестяще. Не теперь нужно было предотвратить отторжение донорского сердца. Семнадцать дней и ночей врачи кейптаунской больницы бережно и настойчиво поддерживали работу этого сердца. Семнадцать дней и ночей к биению сердца Денизы Дарваль с надеждой прислушивался весь мир. Всем очень хотелось поверить в то, что чудо свершилось. Увы…

 

Москва, 1937 год

Родоначальником операций по пересадке сердца и трансплантологом №1 в мире считается советский учёный, биолог, физиолог, хирург-экспериментатор Владимир Петрович Демихов. Еще в 1937 году, будучи студентом-третьекурсником МГУ, он сконструировал, изготовил и вживил собаке первое в мире искусственное сердце. В 1946 году Демихов провёл еще один уникальный эксперимент, подсадив собаке донорское сердце вдобавок к её собственному. Демихов первым в мире произвёл успешную замену всего сердечно-лёгочного комплекса, а в 1951-ом году заменил сердце собаки на донорское, доказав принципиальную возможность подобных операций.

 

Первая трансплантация донорского сердца человеку в нашей стране была осуществлена в 1968 году на базе военно-медицинской академии. Операцию проводил профессор А.А.Вишневский — светило отечественной и мировой хирургии. Но пациент не выжил.

Только через двадцать лет академику Валерию Ивановичу Шумакову — удалось осуществить первую в СССР успешную пересадку сердца.

Решиться на эту операцию Валерию Ивановичу было очень непросто. На карту была поставлена его репутация, карьера, а также будущее института, который в то время назывался Институтом пересадки органов и тканей. Но Шумаков рискнул.

Сколько потом подобных операций провёл он в своём институте! Одних только почек пересадил две тысячи. И более сотни сердец. А еще добился, чтобы его научно-исследовательскому институту придали другой статус.

Сегодня в Институте трансплантологии и искусственных органов не только пересаживают донорские органы, но и разрабатывают устройства, которые могли бы их заменить. Кстати, конструкцию одного из таких механических сердец в своё время придумал еще Владимир Петрович Демихов.

 

В некоторых случаях нет необходимости пересаживать целое сердце, достаточно замены одной детали. В 1998 году всемирно известный кардиохирург Лео Бокерия и профессор Константин Шаталов провели в Научном центре сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева уникальную операцию по замене больному повреждённого левого желудочка искусственным.

 

История уникальных операций

До сорока лет Владимир Ц. жил обычной полноценной жизнью. А потом вдруг сердце начало сдавать. К тому моменту, когда сорокасемилетний больной попал в руки к Лео Антоновичу Бокерия, он уже полтора года не вставал с постели… Операция по замене миокарда длилась четыре часа. Искусственный желудочек хирурги спрятали в левой половине груди под рёбрами, а кабели электропитания от него вывели наружу. На третий день после операции Владимир Ц. начал вставать с постели. Но уже через несколько дней его жизнь опять оказалась под угрозой – неожиданно выявилась язва желудка. Больного срочно прооперировали. И тут новая напасть – воспаление лёгких. Но и это вылечили. Механическое сердце выдержало все стрессовые нагрузки. Владимир вернулся в свою родную Уфу совершенно здоровым человеком.

 

Сегодня пересадки сердца выполняются в двухстах пятидесяти центрах трансплантации по всему миру. В среднем за год пересаживают в общей сложности пять тысяч сердец.

Но тысяча их них перестает биться еще в первые часы, дни или месяцы после операции…

 

Комментарий – Сергей Владимирович Готье: «В нашей стране очень долго не развивалась трансплантация сердца, если Барнард в 1967 г. пересадил сердца Ваштанскому, как известно, то мы пересадили сердце, Валерий Иванович пересадил его в 1987 г., то есть через 20 лет, а мир как бы на 20 лет нас опередил. Но ситуация сложилась дальше так, что благодаря огромным усилиям института нашего, и используя опят накопленный раньше, 20-ий опыт пересадки сердца, мы сейчас вырвались, так сказать, вперед. Мы в прошлый год выполнили 60 пересадок сердца, это количество абсолютное такое очень убедительное, и редкие центры в Европе выполняют такое количество операций, в этом году 65 трансплантаций сделано к позавчерашнему дню, поэтому к концу года мы сделаем 100».

 

Постоянный дефицит донорских органов – это извечная и пока еще неразрешимая проблема мировой трансплантологии. В основном не хватает сердец. Ведь за каждым без исключения донорским сердцем стоит чья-то смерть.

Существует несколько путей решения этой проблемы.

Например: искусственные органы.

Искусственная почка создана достаточно давно. Она, конечно же, не полный аналог живой, но выполняет те же самые функции и помогает продлить жизнь человеку. Искусственные хрящевые ткани и кости скелета, зубные импланты, титановые суставы – настолько прочно вошли в практику современной хирурги, что уже стали чем-то обыденным. Искусственного сердца, которое полностью заменило бы настоящее, пока еще нет. Но зато есть механические сердца, которые кардиохирурги используют на промежуточном этапе – когда собственное сердце пациента уже не функционирует, а донорское еще не найдено.

 

Комментарий – Сергей Владимирович Готье: «Вы знаете, на протяжении развития вот этой все проблемы, одним из начальных создателей механического сердца был Шумаков. Пока мы находимся на этапе создания машины, либо части сердца, то есть основной левый желудочек искусственный, который при основной функции сократительной, ее нарушении тяжелом может перекачивать кровь из, то есть минуя сердце, вот либо это действительно механическое, два желудочка, которые могут по отдельности механически функционирует, либо это действительно такой, когда эти два желудочка вместе складываются, и могут быть имплантированы в грудную полость при соответствующем источнике питания, который снаружи у человека. И вот это то, что снаружи это самое, наверно, сейчас вот камень преткновения… потому что при нем, ну если это речь идет о двух желудочках, например, так называемый экскорт, когда вот снаружи эти два желудочка располагаются у пациента, поочередно так, цокают в общем, ну надо еще привыкнуть. И еще при нем прибор, который весит много десятков кг., выдвигается специально, в виде тумбочки такой, но это не очень удобно. Но, тем не менее, они получают другую жизнь, это люди».

 

Возможно, решить проблему с донорскими органами трансплантологам помогут генетики. Если им удастся научиться выращивать донорские органы из стволовых клеток.

Стволовые клетки по сути своей являются зародышами всех остальных, они не дифференцированные. При определенных условиях стволовые клетки можно трансформировать, например, в кардиомициты – и вырастить из них сердце. Или в гепатоциты – и тогда получится печень. Такие органы, выращенные из собственных клеток пациента, без труда приживутся в организме.

Первая пересадка человеческого органа, выращенного из стволовых клеток, была проведена в июне 2008 года в клинике Барселоны. Профессор Паоло Макиарини пересадил своему пациенту трахею.

Но пока ещё выращивание собственных запчастей не поставлено на поток. И поэтому жизни сотен тысяч человек во всем мире по-прежнему зависят от донорских органов. Как решить эту проблему?

 

Комментарий – Сергей Владимирович Готье: «Понимаете, как ее решить, наверное сразу не решишь, значит, во-первых, надо широко объяснять людям необходимость развития трансплантации, это должно быть записано в государственных документах, потому что если государство отстраняется от решения этих вопросов, то ни один чиновник, ни один руководитель региона, у него не будет как бы повода развивать это. И население тоже надо готовить, и население надо готовить раньше, сейчас, конечно, мы так как бы опять догоняем, пытаемся догнать, население должно быть правильно информировано. Да, живое донорство у нас развивается и развивается у нас надо, так сказать, не так массово как этого бы хотелось бы, и как это за рубежом используется, опять же, если вернуться к опыту трансплантации почки, то почка пересаженная от живого родственного донора, имеет значительно больший ресурс, и качество и соответственно меньшую иммуносупрессию и для реципиента это очень хороший выход, это даже в плане того, что может, диагностировав почечную недостаточность пятой степени, которая требует трансплантации и заместительной терапии, можно до диализа пересадить можем, понимаете, это очень такой прогрессивный метод, но я повторяю, что он ни в коем случае не должен заменить трупное донорство».

 

Огромный вред развитию органной пересадки наносят также мифы, постоянно циркулирующие в разных СМИ. Про детей, проданных на органы, про украденные почки, про чёрных трансплантологов и подпольные операционные.

 

Комментарий – Сергей Владимирович Готье «Откуда растут мифы, мифы растут оттуда, откуда растет и вся наша вот неподготовленность к развитию донорства в стране, мифы растут от отсутствия информации, мифы растут от созданного дефицита, а дефицит искусственный, потому что мы говорим 35 центров по стране, а что они пересаживают, они только почку пересаживают, и если донор годится для того, чтобы у него взять сердце и печень, то эти сердце и печень пропадают, они их, они не обладают технологией пересадки, они не обладают правом отправить этот орган в соседний регион, потому что бюджет, так устроено финансирование, что бюджет одного региона не обеспечивает лечение пациента в другом регионе, понимаете, это невозможно».

 

История уникальных операций

Весной нынешнего года учёные Гарвардского университета провели уникальную операцию. Им удалось восстановить больную почку, использовав её в качестве шаблона для создания здоровой копии. Процесс реставрации почки шёл по той же схеме, по какой художники реставрируют старые картины или предметы антиквариата. Сначала почку обработали специальным веществом, которое уничтожило старые клетки. Затем каркас из соединительных белков заполнили свежими клетками. Через несколько недель реконструированный орган превратился в полноценный и его пересадили пациенту. Пациентом в данном случае была крыса. Однако руководитель группы Гарольд Отт уверен, что в ближайшем будущем им удастся адаптировать эту методику для выращивания человеческих почек.

 

P.S. Трансплантация органов и тканей в России регулируется специальным Федеральным законом №4180-1 от 22 декабря 1992 года. Там оговорено, что органы не могут быть предметом купли-продажи и подобные сделки подлежат уголовной ответственности. В этом законе также оговорена презумпция согласия на изъятие органов и тканей после смерти.

 

Нам, в отличие от жителей большинства цивилизованных стран, не нужно завещать себя на органы, государство уже сделало это за нас. Тем не менее, сам человек при жизни или его родственники после его смерти могут заявить о несогласии на изъятие органов. Насколько этичен такой запрет, который может лишить кого-то шанса на жизнь, каждый решает для себя сам. По своему разумению и своей совести.

Режиссер Татьяна Малова

Производство «Цивилизация», 2014 год

Ссылка на фильм: http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20954/episode_id/1163729/video_id/1128886/