Top

ПОЛОСАТЫЙ ГРАДОСТРОИТЕЛЬ

Возраст этих городов исчисляется тысячелетиями. Но их нет ни на одной туристической карте. Про них не пишут в учебниках истории. И археологи не ведут там свои раскопки. Потому что строили эти города не люди, а… барсуки.

 

Любая стройка рано или поздно заканчивается — оркестр, туш, красная ленточка, счастливые новоселы… Строительство барсучьего дома не заканчивается никогда. Если уж начал барсучий прадед копать какой-нибудь холм, то и дети его, и внуки, и правнуки будут продолжать обустраивать дом, заложенный их предком сто, двести, а то и тысячу лет назад.

Дом барсука нельзя назвать обычной норой. Это сложное многоярусное подземное сооружение – так называемый «барсучий городок». Общая длина коридоров в таком городке может достигать 200 метров, а количество входов и выходов на поверхность – пяти десятков. Но вот собственно нор даже в самом старом городке никак не больше дюжины. И всего 2-3 гнездовые камеры-спальни, спрятанные глубоко под землей – в трех метрах от поверхности. В этих спальнях барсуки пережидают зиму. Там же раз в два года весной появляются маленькие барсучата.

Гнездо для барсучат – толстая лежанка из палой листвы — готовится заранее, еще осенью.  Но барсуки не тащат в нору по листочку, а ждут обильного осеннего листопада и затем уже сгребают листву охапками, орудуя длинными когтями, как граблями.

В одном барсучьем городке может легко разместиться хоть огромная семья барсуков, хоть семь подземных королей. Излишки жилплощади барсуки иногда сдают квартирантам – жабам, ужам, ежам. Плату за жилье не берут, но, проснувшись в оттепель, могут своими квартирантами закусить.

В барсучьих норах частенько селятся и более крупные звери: енотовидные собаки, лисы. Лиса – зверь тактичный и чистоплотный. В отличие от персонажа известной сказки на всю нору целиком не претендует – селится на окраине городка, в каком-нибудь отнорке, хозяина из дома выселить не пытается и по хозяйским кладовым не шарит.

Большую часть жизни барсук проводит в норе. На промысел выходит по ночам. Промышляет не охотой, как его кровожадные родственники – куницы и хорьки, — а собирательством. Зато уж собирает все, что найдет, как пылесос. Черви, лягушки, птицы, яйца, мухи, улитки, ягоды, орехи, трава, желуди – барсуку все годится. С виду неповоротливый, он, тем не менее, ухитряется ловить и мышей, и ящериц. С голодухи может съесть ежа, развернув колючий клубок своими огромными когтями. Если барсук найдет пень с личинками жука-древоточца, не остановится, пока не превратит пень в труху и не выковырнет последнего обитателя.

Барсук всеяден и прожорлив. Главная его цель в жизни – накопить к зиме как можно больше сала. А иначе он просто замерзнет. Шуба у него неподходящая, не для наших широт – меха нет, пуха нет, одна щетина. Вот и приходится барсуку «утепляться» изнутри. К осени вес барсука увеличивается вдвое!

Когда еда в лесу заканчивается, барсуки укладываются спать. Спят они чутко, часто просыпаются, иногда даже выходят побродить по лесу. Кстати, любовью барсуки тоже занимаются в долгие зимние вечера. Но плоды этой любви появятся на свет только через… 450 дней! То есть, следующей весной.

Обязанности по уходу за малышами распределены в барсучьей семье раз и навсегда: мамаша их кормит и выносит погреться на солнышко, а папаша-барсук в это время занимается уборкой. Между прочим, отхожее место у барсуков находится за пределами «городка». И барсучат с малолетства приучают к чистоте и порядку.

Вместе с родителями барсучата проживут год. Вместе будут летом копить жир и строить новые кладовые, отнорки, тупики в своем просторном доме. Не забудут и про дополнительные входы – настоящие и обманные. Осенью  барсучата вместе с родителями будут собирать листья на подстилку и вместе перезимуют в одной из просторных спален. А весной они уйдут из родительского дома и через пару лет, уже обзаведясь семьей, начнут строить свой собственный барсучий городок.

Так будет продолжаться до тех пора, пока родители не состарятся. Вот тогда кто-то из молодняка останется в родовом имении, чтобы продолжить дело, начатое их прадедом сто, двести, а может быть и тысячу лет назад.