Top

Победа над болью

Сколько существует человечество, столько существуют болезни. Человечество борется с ними испокон веку. С болезнями и болью.

В особенности с той болью, которую врач причиняет пациенту, спасая его жизнь. Ведь безболезненность медицинских процедур – вопрос не только и не столько комфорта пациента. Подчас это вопрос жизни и смерти. Смерти от болевого шока.
Боль на протяжении многих веков была непреодолимой преградой на пути развития оперативной медицины: хирургии, стоматологии, гинекологии.
Все изменилось только к середине девятнадцатого века.

Из цикла «Жизнь замечательных идей»
США, Хартфорд, 1844 год
Гораций Уэллс был дантистом. Но у него самого тоже иногда болели зубы.
Однажды, пытаясь хоть как-то отвлечься от невыносимой зубной боли, Гораций отправился на ярмарку. Там он попал на представление бродячего фокусника. Фокусника звали Колтон. (Сам Колотон, кстати, считал себя философом и проповедником). Он демонстрировал публике действие «веселящего газа» — закиси азота. Колтон вызывал на сцену добровольца и давал ему подышать закисью азота. Уже через несколько минут опьяненный газом доброволец начинал нести забавную чушь и выделывал замысловатые па на потеху публике.
Уэллс тоже решил поучаствовать в представлении и с удивлением обнаружил, что под действием веселящего газа его зубная боль прошла!

История вопроса

Болеутоляющее действие закиси азота было известно давно.

Еще в 1799 году английский химик Гемфри Дэви проводил опыты с разными газами на собственной кошке и заметил, что под действием закиси азота кошка впадает в состояние, похожее на алкогольное опьянение. Дэви повторил эксперимент с закисью азота, но уже на себе. И обнаружил, что помимо чувства опьянения этот газ вызывает еще и невосприимчивость к боли. Дэви сообщил о своем открытии, но медики остались к нему равнодушными. А вот бродячие фокусники, балаганные артисты и странствующие проповедники очень заинтересовались «веселящим газом» и вовсю стали использовать его в своих представлениях.

Итак, зубной врач Гораций Уэллс, случайно испытав на себе болеутоляющее действие закиси азота, сразу же подумал о своих пациентах. Теперь он мог защитить их от боли.
На всякий случай Уэллс решил провести еще один эксперимент на себе. На следующий день он вновь появился на ярмарке и вдоволь надышался веселящим газом у Колтона, а затем отправился к своему другу дантисту Джону Риггсу и попросил удалить больной зуб.

При удалении зуба Гораций не почувствовал никакой боли. Вообще никакой! От радости он воскликнул: «Начинается эпоха расцвета зубоврачебного дела!»

На самом деле, начиналось совсем другое. И нечто большее, чем новая зубоврачебная эпоха.
В 1844 году, в североамериканском городке Хартфорд, в кабинете дантиста Джона Риггса началась новая эра – эра наркоза.

История вопроса
Обезболивающее действие многих растений было известно еще в глубокой древности. В качестве аналгетиков и спазмолитиков, говоря современным языком, чаще всего использовали растения, содержащие алкалоиды. Это мак, индийская конопля, болиголов, табак, кока. А также растения семейства пасленовых, в которых содержится атропин: мандрагора, белена, дурман, красавка. Наркотическое одурманивающее действие настоек и отваров из этих растений позволяло на время избавить человека от боли. Или хотя бы притупить ее.

США, Бостон, 1844 год
Гораций Уэллс не стремился запатентовать свое открытие. Наоборот, он хотел, чтобы про обезболивающее действие веселящего газа как можно скорее узнали бы все американские дантисты.
Уэлзу отправился в Бостон к известному хирургу доктору Уоррену и убедил его провести публичный опыт с закисью азота. Доктор Уоррен согласился. На демонстрацию безболезненного удаления зуба он пригласил в свою Бостонскую клинику коллег, студентов-медиков и журналистов.

В зале, битком набитом зрителями, стоматолог Гораций Уэллс дал пациенту надышаться закисью азота, а затем попытался вырвать ему зуб. Но что-то пошло не так и пациент начал кричать.
Зрители засмеялись.
Уэллс торопливо выбежал из зала.
Почему не удался опыт, сейчас сказать трудно. Может быть, этот пациент был невосприимчив к действию веселящего газа. Или он слишком много выпил накануне для храбрости. А может быть, у него был очень высокий болевой порог. Или он закричал просто от страха…

Как бы там ни было, опыт Уэллса признали неудачей. «Веселящий газ» вычеркнули из списка претендентов на наркоз и забыли про него на целых девятнадцать лет.
Только в 1863 году все тот же бродячий философ-проповедник Колтон убедил доктора Смита из небольшого городка Нью-Гевен штата Коннектикут применять «веселящий газ» при удалении зубов и других болезненных операциях. Из Коннектикута этот метод обезболивания распространился по всей Америке, а затем проник и в Европу.

Но дантист Гораций Уэллс — его первооткрыватель – об этом уже не узнал.
Он покончил жизнь самоубийством еще в 1844 году. После целой серии неудачных опытов с закисью азота.

История вопроса
Знахари Древнего Египта были очень искусными врачевателями. Они в совершенстве владели тайнами целебных растений и умели лечить многие недуги. Занимались они, в том числе, и хирургией. Во время хирургических вмешательств древнеегипетские врачи давали пациенту наркоз. Специальным молотком. По голове.
Метод оглушения для обезболивания и обездвиживания пациента широко практиковался многими хирургами древности. Наряду с оглушением применялось также и частичное удушение. А врачи Древней Ассирии для этих же целей сдавливали сонную артерию пациента. Временная потеря сознания давала возможность проводить несложные хирургические операции. Но, конечно же, все эти средства не могли полностью избавить пациента от болевых ощущений.

США, Бостон, 1844 год
Скромному дантисту Горацию Уэллсу не хватило самого малого, чтобы войти в историю – везения. Поэтому слава первооткрывателя наркоза досталась его приятелю и коллеге – Уильяму Мортону.

Уильям Мортон родился в семье фермера-лавочника. У фермера было тщеславное желание сделать из сына доктора. Когда Уильям вырос, его отправили в Бостон изучать профессию зубного техника.
Там в 1844 году Мортон и познакомился с Уэллсом. Некоторое время они работали вместе и даже пытались организовать совместное предприятие по производству зубных протезов. Но дело не пошло. Тогда Мортон ушел из стоматологии. Он решил заняться изучением общей медицины. Своим учителем Мортон избрал доктора Чарльза Джексона.

Чарльз Джексон был не только известным бостонским врачом, но еще и блестящим химиком. В частности он занимался исследованием эфира.

Усыпляющие и одурманивающие свойства эфира открыл в 1818 году великий английский естествоиспытатель Майкл Фарадей. Он опубликовал на эту тему статью. Но в то время эта статья заинтересовала только студентов химиков. Для них вдыхание паров серного эфира стало веселым развлечением, сродни студенческой пирушке.
Чарльз Джексон был знаком с работой Фарадея. И его эфир заинтересовал, прежде всего, как обезболивающий препарат. Об этих свойствах эфира Джексон рассказал своему молодому ученику Мортону.

Мортон начал экспериментировать с эфиром в тайне от своего учителя. Сначала он провел несколько опытов на своих собаках. Однако собаки категорически отказывались засыпать. Наоборот, они впадали в состояние возбуждения, начинали кусаться.
Однажды одна из собак опрокинула бутылку с эфиром. Мортон взял тряпку и начал вытирать пол…
Спустя несколько часов мать Мортона нашла своего сына безмятежно спящим на полу среди осколков. Так Уильям невольно поставил первый эксперимент на себе самом.
Обо всем этом доктор Джексон не знал. И продолжал рассказывать ученику про свойства усыпляющего газа. Как-то раз Джексон обмолвился, что для опытов лучше брать чистый эфир, а вместо тряпки или мешка использовать бутылку с трубкой.
Мортон тут же побежал в свою лабораторию, по пути купив в лавке бутылку и трубку.

«Я взял бутылку с трубкой, заперся в комнате, уселся в операционное кресло и начал вдыхать пары… Я взглянул на часы и вскоре потерял сознание. Очнувшись, я почувствовал себя словно в сказочном мире. Все части тела будто бы онемели… Лишь постепенно я опять обрел контроль над частями тела, а с ним и полное сознание. Я тотчас взглянул на часы и обнаружил, что в течение семи-восьми минут был лишен восприимчивости…»
Уильям Мортон, из рабочего дневника.

Полностью прийдя в себя, Мортон кинулся в свой кабинет с криком: «Я нашел! Я нашел!»
И он действительно нашел. Новое средство для наркоза.

История вопроса
До изобретения наркоза смерть пациента на операционном столе от болевого шока никого не удивляла. Бывали случаи, когда отчаянные храбрецы, герои сражений, проявившие недюжинную отвагу на поле битвы, сбегали из палатки полевого доктора от страха перед болью. Потому что медицинские процедуры оказывались порой куда как чувствительней самого ранения.

«Легче провести шесть часов в бою, чем шесть минут на перевязочном пункте».
Полководец Багратион, Герой Отечественной войны 1812 года

США, Бостон, 1846 год
16 октября 1846-го года в Бостонской клинике состоялась первая хирургическая операция под наркозом. Больному удалили опухоль на горле. Оперировал пациента доктор Уоррен. Тот самый известный хирург Уоррен, который двумя годами раньше предоставил Горацию Уэллсу возможность продемонстрировать действие закиси азота. Нынче наркоз был эфирным. И давал его Уильям Мортон.

Операция прошла успешно, но Мортон продолжал держать свое открытие в тайне, боясь конкурентов. Коллеги-медики пытались усовестить Мортона. Они говорили, что великие медицинские открытия нельзя ни скрывать, ни патентовать, они должны идти на пользу всем людям. Тем не менее Мортон запатентовал свой эфирный наркоз как «летеон». И начал внедрять новый метод обезболивания в больницах штата. Не забывая при этом везде рассылать своих агентов для сбора денег за пользование летеоном.

Конечно же, об этом в скором времени узнал доктор Чарльз Джексон. И предъявил свои права на открытие. Мортон пообещал ему десять процентов от выручки. Но Джексону нужны были вовсе не деньги, а приоритет.
Учитель и ученик стали злейшими врагами. Их сканадал тянулся несколько лет. В спор о приоритет открытия эфирного наркоза вступили многие видные ученые того времени.

«До 16 октября 1846 года хирургия не знала обезболивания. И вот в течение нескольких месяцев это открытие стало достоянием всего мира, и безраздельная часть внедрения анестезии должна быть признана за Уильямом Томасом Грином Мортоном, продемонстрировавшим простоту и надежность эфирной анестезии».
Сэр Уильям Ослер, видный деятель медицинской науки

Спор о приоритете ничем не закончился. В конце концов, в историю медицины вошли оба: и Чарльз Джексон, и Уильям Мортон. Им обоим поставили памятники. Вполне заслуженно. Хотя некоторые исследователи имели на этот счет иное мнение.

«Многие пионеры обезболивания были посредственностями. В результате случайных обстоятельств они приложили руку к этому открытию. Их ссоры и мелкая зависть оставили неприятный след в науке. Но имеются и фигуры более крупного масштаба, которые участвовали в этом открытии, и среди них наиболее крупной, как человека и как ученого, скорее всего надо считать Пирогова».
В.Робинс, автор книги об истории наркоза, Нью-Йорк, 1946 год

История вопроса
В донаркозные времена хирургические операции производились только на конечностях и на поверхности тела. Оперировать хирурги должны были очень быстро, поскольку человек может терпеть интенсивную боль не дольше пяти минут. Русский хирург Николай Иванович Пирогов был настоящим ассом своего дела. Ампутацию бедра он производил за три минуты, камни из желчного пузыря удалял за две минуты, а мастэктомию делал за полторы минуты.

Россия, 1847 год
Узнав об открытии Мортона, русский хирург Николай Иванович Пирогов тут же начал применять новое средство обезболивания на практике. И пропагандировать наркоз среди своих коллег.
Только за первый год после открытия в России было сделано почти 700 операций под эфирным наркозом. Триста из них провел сам Пирогов.

Летом 1847 года Николай Иванович Пирогов, его помощник доктор Неммерт и фельдшер Калашников отправились на Кавказ. С собой они везли тридцать специально сконструированных наркозных масок и тридцать два килограмма эфира. По пути в больницах крупных городов Пирогов проводил демонстрационные операции с новым способом обезболивания.
Но главной целью этой поездки была действующая армия.

Хирург Ларрей за ночь после Бородинского сражения произвел 200 ампутаций. Без анестезии, естественно. И без перерывов на мытье рук. Тогда дезинфекция еще не применялась.
Хирург Пирогов за ночь после сражения под аулом Салты прооперировал 100 раненых. Под эфирным наркозом. В операционный шалаш Пирогов приказал впускать всех любопытных. Пусть солдаты сами убедятся, что отныне бояться нечего.
Солдатский беспроволочный телеграф тут же разнес по всем частям армии весть: доктор Пирогов режет без боли!

«Отныне эфирный прибор будет составлять так же, как и хирургический нож, необходимую принадлежность каждого врача во время его действий на бранном поле».
Николай Иванович Пирогов, русский хирург

Пирогов первым попытался раскрыть секрет действия наркоза. Ему хотелось выяснить, как наркоз влияет на кровь, на нервную систему, на послеоперационное лечение. Он также разработал новые способы введения анестезирующего вещества – непосредственно в кровяное русло. Этот способ наркоза в Европе окрестили «русским методом».

Но не все, как оказалось, приветствовали победу над болью. Известный французский хирург Вельпо, выслушав доклад Пирогова в Парижской Академии, заявил:

«Устранение боли при операции – не более чем химера, о которой даже думать непозволительно».
Французский хирург Вельпо

Вельпо поддержал не менее известный французский физиолог Мажанди.

«Эфирный наркоз – это безнравственно и антирелигиозно»
Французский физиолог Мажанди

В ответ московские хирурги опубликовали на страницах одного солидного медицинского журнала открытое письмо, адресованное Мажанди.

«Разве можно считать безнравственным применение обезболивания, если это делается для пользы больного? Если стать на точку зрения Мажанди, всякая хирургическая операция была бы уголовным преступлением».
Из ответа русских врачей на выступление Мажанди

К счастью, недовольных наркозом врачей было совсем немного. Большинство немедленно взяли на вооружение открытие Мортона и Джексона.

История вопроса
В 1521 году в Гамбурге был предан суду инквизиции и сожжен на костре врач, который переоделся акушеркой и оказывал помощь роженице. Главной его виной было то, что он дал женщине опиумную настойку для уменьшения болевых схваток.
В 1591 году шотландский суд приговорил к сожжению на костре жену лорда за то, что она во время родов попросила дать ей какое-нибудь успокоительное снадобье.

Шотландия, Эдинбург, 1847 год
Знаменитый шотландский гинеколог Джеймс Юнг Симпсон состоял профессором акушерства при Эдинбургском университете. Узнав про удачный бостонский эксперимент с наркозом, он применил эфир в своей акушерской практике. Однако действие паров эфира его не вполне удовлетворяло. Симпсон опробовал закись азота. И тоже остался недоволен. И тут в поисках эффективного родообезболивающего средства он натолкнулся на хлороформ.

Хлороформ был открыт в 1831 году. Независимо друг от друга его открыли Юстус Либих и парижский аптекарь Эжен Суберен. Оба экспериментировали с хлорной известью и спиртом, и оба получили прозрачную жидкость со сладковатым запахом. Название хлорофрм этой жидкости дал французский химик Жан Батист Дюма. Он же установил правильную химическую формулу нового вещества и описал его свойства.

Но первый эксперимент с хлороформом провел Джеймс Юнг Симпсон.
4 ноября 1847 года, проверяя усыпляющее действие разных газов, Симпсон и его помощник случайно надышались хлороформом. Когда через некоторое время в лабораторию вошел ассистент Симпсона, он обнаружил профессора и его помощника лежащими на полу. Ассистент позвал на помощь. В лабораторию, которая находилась в доме профессора, тут же прибежали домочадцы и обслуга. Все были страшно перепуганы. Зато очнувшийся через несколько минут Симпсон был очень рад. Он открыл новое средство обезболивания!

Симпсон провел еще ряд опытов на себе, прежде чем рискнул применить хлороформ на практике.
15 ноября 1847 года он опубликовал в университетском журнале отчет о применении хлороформа для наркоза. И тут разразился страшный скандал. Против Симпсона выступила церковь. Симпсона объявили безбожником и прокляли.
Симпсон вступил в словесную перепалку с церковью. Трибуну ему предоставила одна Эдинбургская газета.

«Мои противники забывают о существовании того стиха в Библии, где упоминается о первой хирургической операции, произведенной на земле, когда Творец, прежде чем вырвать у Адама ребро для сотворения Евы, погрузил его в глубокий сон».
Доктор Симпсон

Священники не сдались и в свою очередь опубликовали на страницах той же газеты опровержение, в котором говорилось, что Бог усыпил Адама ДО того, как по вине женщины в мир вошло страдание. Следовательно, обезболивая рожениц доктор Симпсон пытается снять с женщины часть первородного греха…

История вопроса
В Древней Руси врачеванием занимались, в основном, женщины. Их называли ведьмами. От слова «ведать», то есть, знать. Ведьмы собирали травы и коренья, варили целебные снадобья. Рецепты снадобий они записывали в своих тайных колдовских книгах.

«Возьми опий, сок незрелой шелковицы, черной белены, болиголова и листьев мандрагоры, смешай с соком, выжатым из стеблей плюща. Размешай все это в медном тазу и опусти в него губку. Пусть жикость кипит до захода солнца в самый жаркий летний день. После того, как губка впитает в себя все содрежимое сосуда, она готова к употреблению. Когда понадобится, положи ее на час в горячую воду и держи у ноздрей до тех пор, пока больной не уснет…»
Старинный рецепт обезболивающего снадобья

Кстати, изготовлением разных приворотных и отворотных зелий занимались вовсе не ведьмы-знахарки, а их мифологическая сестра Баба Яга.

Закись азота, эфир, хлороформ. Три великих открытия девятнадцатого века…
Впрочем, изобретение наркоза было не просто открытием века. Оно знаменовало собой окончательную победу в борьбе с болью. Но и это еще не все. Победа над болью, в свою очередь, стала началом эры современной хирургии.

«Наркоз – это действительно великое средство, которое в известном отношении может дыть совершенно новое направление всей хирургии».
Николай Иванович Пирогов, русский хирург

А ведь все могло сложиться иначе, если бы однажды у доктора Горацио Уэллса не разболелся зуб…