Top

МЕЧТА

Я и мой автомобиль

Женщина  за  рулем — источник бесконечного числа  историй, анекдотов, врак и приключений.

Мечта

С самого детства ничего мне не хотелось иметь так, как собственный автомобиль.

Я мечтала о машине, как мечтают о сказочном принце. Однажды зимой, стоя на автобусной остановке под промозглым ветром, мокрым снегом и ледяной кашей под ногами, я вдруг, как наяву, увидела себя в белых “Жигулях”…

…еду я себе еду в  костюмчике и туфельках, в салоне теплынь, а за окном зима, снег с дождем, ветер ледяной… И ни одной души рядом. Только я. В машине. В собственной.

Грезы.

В девятом классе вместо домоводства пошла на автодело. Но мечта не сбылась. Раздолбанный ГАЗ-51, во-первых, мало походил на белые «жигули», во-вторых, был не мой. Что существенно.

После школы я вышла замуж за «Москвича». 2141, переходная модель, утопленные ручки. Но мечта опять не сбылась. Во-первых, синий москвич – не белый сказочный принц, во-вторых, ездить в нем зимой в туфельках было очень проблематично, и, в-третьих, что опять же существенно, принадлежал он не мне, а своему хозяину, бывшему по чистому недоразумению еще и моим мужем.

Потом взрослые мечты постепенно вытеснили детские. А со временем и вообще плавно перетекли из разряда «грезы» в раздел «планы». Реализация планов оказалась делом более простым, чем сбыча мечт. Мечты были аккуратно упакованы в коробки, заклеены скотчем и задвинуты в дальний угол чулана…

Потом…

Что было потом?

А! Дедушка получил жигуль по ветеранской очереди. Красную шестерку. И все пошло-поехало: жигули, жигули, горбатый (!), опять жигули…

Ой, сколько лет прошло.

Лет двадцать.

И вот — зима. Промозгло, слякотно, ветрено. Ночь. Еду я себе еду (в костюмчике и туфельках) из гостей домой по МКАД. Причем, по кольцевой долужковской — темной и изрытой.  Доезжаю до какой-то очередной “бабочки”, ныряю под мост и…

И машина моя глохнет.

Причем, умирает мгновенно, даже не чихнув на прощанье.

Я вылезаю из машины: под ногами грязи со снегом по колено, ветер ледяной. Ни одной души рядом, а под капотом натюрморт из железок, неизвестного мне назначения. И холодно-о-ооо…

Сажусь обратно в машину. Замерзать бесславно, как легендарный ямщик

И замерзая уже, вдруг вижу, как наяву, себя на автобусной остановке в такую же вот декабрьскую непогоду двадцатилетней давности, и понимаю вдруг: вот оно! сбылась моя мечта! в ноль сбылась!

Вот тогда больше всего на свете мне захотелось вернуться назад — в школьную мою юность, в безмашинно-беззаботное существование, в ледяной декабрь на автобусную остановку. Вернуться, постучать себе пятнадцатилетней по лбу и попросить жалобно: «Примечтай, пожалуйста, к этим твоим белым жигулям какой-нибудь автосервис возле дороги, пост ГАИ, техпомощь, мужа или хотя бы дубленку с валенками. А? Если не трудно…»