Top

МАТА ХАРИ

За ней пришли на рассвете 15 октября 1917 года.
Она оделась неторопливо и тщательно, как всегда. Заколола булавками шляпку…
Ее вели по пустым скудно освещенным тюремным коридорам. Тяжелые шаги ее зловещего эскорта гулким эхом отражались от мрачных стен тюрьмы Сен Лазар.
Потом ее привезли на плац. Засуетились, выстраиваясь то ли в каре, то ли в ряд.
Она ждала спокойно. Не плакала даже. Попросила только не завязывать ей глаза…
Говорят, что изо всех пуль в цель попала только одна. И попала прямо в сердце.

Эта женщина стала легендой еще при жизни. Собственно говоря, вся ее жизнь была окружена такими легендами, что даже сейчас, по прошествии стольких лет, очень трудно отделить правду от вымысла. И сказать, кем она была на самом деле: скандально известной танцовщицей или циничной шпионкой, работавшей на две разведки. Роковой соблазнительницей или невинной жертвой.
Одни говорят, что она торговала собой направо и налево, не пропуская ни одного мужчины. Так что в результате получила по заслугам. Другие говорят, что ее предали те самые мужчины, которые не смогли поделить ее между собой.
Попробуем разобраться. У нас ведь есть материалы следствия и свидетельства очевидцев. Есть ее собственные дневники и письма. А еще есть воспоминания тех, кто был близко – очень близко! — знаком с этой фантастической женщиной.

24 июля 1917 года, Париж, Дворец правосудия.
Председатель суда полковник Сомпру: Мадам, назовите суду свое имя, год и место рождения.
Мата Хари: Меня зовут Мата Хари, что в переводе с яванского означает «Око утренней зари». Я родилась в 1876 году в джунглях острова Ява. Мой отец был майором английской армии, а мать языческой танцовщицей. Мать умерла при родах.
Отец обожал меня. Я росла в любви и заботе. Но мое счастливое детство закончилось слишком рано: пират Джон Петерсен надругался надо мной и убил моего отца. Я убежала в храм, где когда-то служила моя мать. Там я научилась ритуальным танцам…
Председатель суда: Мадам, вы слышали вопрос? Назовите свое имя.
Мата Хари: Меня зовут Маргарет Гертруда Зелле.

1876 год, Лееварден, Нидерланды.
Она родилась в августе 1876 года в городе Лееварден. В центре самой северной Нидерландской провинции Фрисландии.
Ее отец Адам Зелле был шляпником. Ему очень хотелось быть богатым. Или, по крайней мере, выглядеть богатым. Поэтому он носил две цепочки от часов. Хотя самих часов в жилетном кармане не наблюдалось.
В семнадцать лет родители отправили Маргарет в Гаагу, под присмотр строгого дяди. Опека очень быстро наскучила молодой девушке, и она начала искать способ зажить самостоятельно. Тут-то ей в руки и попалась газета с брачными объявлениями.
Объявление в газете: «Офицер, состоящий на службе на Индийских островах, хотел бы познакомиться с молодой девушкой, с целью заключения брака».

Мата Хари: Его звали Рудольф Мак-Леод. Он был старше меня лет на двадцать. И происходил из старинного шотландского рода. Муж любил меня, как отец. Мы уезжали иногда на лошадях ранним утром и скакали верхом часами сквозь солнце и дожди. Моя жизнь была тиха и безмятежна. Мы жили в гигантском бунгало, стоящем на границе леса и пляжа. Меня обслуживали двенадцать служанок…

1893 год, Океания.
Рудольф Мак-Леод увез Маргарет на маленький остров в Индийском океане. Они поселились в убогой хижине на берегу болотистой речки. Мак-Леод нанял для Маргарет трех служанок. Но обслуживали эти неряшливые яванки по большей части самого хозяина. Помимо наложниц у представителя старинного шотландского рода вскоре обнаружился еще и скверный характер, тяжелая рука, хронический алкоголизм, а также куча внебрачных детей. Но ни к этим ребятишкам, ни к своим законным сыну и дочери Мак-Леод ни питал никаких нежных чувств. Как, впрочем, и к молодой жене.
В 1899 году в семье Мак-Леодов произошла трагедия: сиделка, пытаясь отомстить за что-то хозяину, отравила детей Маргарет ядом. Девочка выжила, а сына спасти не удалось.
Может быть, именно этот факт и стал причиной развода Маргарет с Мак-Леодом. А может быть, Маргарет просто надоел ее вечно пьяный муж. Так или иначе, но в девятьсот четвертом они оформили развод, и Маргарет вернулась в Париж.
Она не боялась начать жизнь заново, ее не пугали возможные трудности, неопределенное будущее. По гороскопу она была змеей. Ей нравилось рисковать. Опасность и таинственность притягивали ее, как магнитом.

24 июля 1917 года, Париж, Дворец правосудия.
Председатель суда: Почему вы оказались именно в Париже?
Мата Хари: Не знаю. Но я думаю, что всех жен, сбежавших от мужей, тянет в Париж.
Председатель суда: Чем вы занимались в Париже?
Мата Хари: Я собиралась стать натурщицей. Но меня не взяли из-за маленькой груди. Хотите, покажу?
Обвинитель: Я протестую! Это попытка соблазнения!

1904 год, Париж.
В девятьсот четвертом Маргарет находит работу в знаменитом цирке Молье. Именно мсье Молье посоветовал ей попытать счастья в роли исполнительницы восточных танцев.
Дебют состоялся в конце января 1905 года на благотворительном вечере в салоне русской певицы госпожи Киреевской. Там-то леди Мак-Леод, пока еще она выступает под этим именем, и заметил мсье Мюзэ Гимэ – богатейший промышленник и хозяин музея восточного искусства. Гимэ приходит в голову экстравагантная идея – устроить выступление яванской танцовщицы в своем музее. Вместе с мсье Гимэ Маргарет придумывает себе псевдоним: Мата Хари.
Мата Хари появилась перед зрителями в роскошном восточном одеянии из коллекции Гимэ. Во время танца она постепенно разделась, оставив на себе только браслеты и жемчужное ожерелье.

Газеты писали: «Мата Хари воздействует на вас не только движениями своих ног, рук, глаз, губ. Не стесненная одеждами, Мата Хари воздействует игрой своего тела».
«Даже оставаясь неподвижной, она околдовывает зрителя, а уж когда танцует, ее чары действуют магически».

В девятьсот пятом году Мата Хари тридцать раз выступала в самых роскошных салонах Парижа. В том числе три раза в особняке барона Ротшильда. И Париж пал к ее ногам.
А следом сдались Берлин и Вена, Мадрид и Монте-Карло.

Январь 1906 года, Мадрид.
Уже в январе девятьсот шестого Мата Хари едет в Мадрид, на свои первые зарубежные гастроли. Затем опера Монте-Карло приглашает Мату Хари танцевать в балете Массне. Сам Массне признавался после спектакля: «Я был счастлив, когда смотрел, как она танцует!»
Пуччини, находившийся в этот момент в Монте-Карло, посылает в номер отеля Маты Хари корзину цветов.

Газета «Голуа» утверждала: «Полностью обнаженная Мата Хари – новая Саломея, заставляет нас терять голову».

Спектакли идут при полных аншлагах! В честь знаменитой танцовщицы устраивают вечера банкиры и промышленники, министры и высшие военные чины. Все они без исключения влюблены в обворожительную Мату Хари. И большинство из них – ее любовники.

24 июля 1917 года, Париж, Дворец правосудия.
Председатель суда: Мадам, поясните суду, почему вы пытались установить контакты со служащими вооруженных сил?

Мата Хари: Мой муж был военным. И я всегда предпочитала мужчин в военной форме, людей героического характера.
Обвинитель: Вы имеете в виду немецких офицеров? Тех самых, которые платили вам за донесения?

Защитник: Моя подзащитная не получала плату за донесения. Это была плата за любовь.

1907 год, Париж.
Судьба, наконец-то улыбнулась Мате Харе. Теперь у нее есть все: прекрасный дом, шикарные рысаки, богатые поклонники, роскошные наряды и драгоценности. Ее фото не сходят с первых полос газет.
Ночь с Матой Хари стоила целого состояния. Финансисты, промышленные магнаты, члены правительства выкладывали по двадцать тысяч франков всего лишь за несколько часов, проведенных в обществе знаменитой танцовщицы.
В качестве платы современная Мессалина, как сама себя называла Мата Хари, брала также бриллианты, меха, виллы на побережье.

Горничная Маты Хари рассказывала: «В Германии у нее был роман с одним немецким лейтенантом. Он возил ее в Силезию на маневры кайзеровской армии. Ей всегда нравились военные парады и военные вообще: мундиры, погоны, шпаги….»

Мужчины сходили с ума и были готовы на все ради этой женщины.
Ради того, чтобы владеть ею хотя бы ночь…
Или украсть ее у другого хотя бы на час…
Да хоть на минуту завладеть ее вниманием!
Кто-то жертвовал ради нее карьерой. Кто-то состоянием.

Горничная: «Этот несчастный биржевой маклер так быстро разорился! Ему даже пришлось заложить свой замок на Луаре. Ей очень нравилось жить в этом замке…»

Многие были влюблены в Мату Хари до беспамятства. Многие просто пользовались ею.
Как вещью.
Вещью, купленной на распродаже.

Горничная: «Мне этот барон Виктор никогда не нравился. Огромный такой, с черной бородой. Заросшие брови, нос крючком… У него был взгляд охотника».

Барон Виктор профинансировал фильм с участием Маты Хари.
На премьеру «Авантюристки с Востока» она пригласила весь высший свет Парижа. Зал был набит до отказа. Все пришли заранее. Опоздал только один человек. Военный атташе при посольстве России, штабс-капитан Вадим Маслов.

Маслов: «Мадам, я прибыл из Санкт-Петербурга с единственной надеждой встретиться с вами».

И тридцативосьмилетняя женщина, опытная куртизанка влюбилась первый и единственный раз в жизни. Вадим ответил взаимностью, но вскоре был вынужден уехать в расположение своей части.
А следом из Парижа уезжает и Мата Хари. Она едет в Берлин. Театр «Метрополь» пригласил ее для участия в балете «Похититель миллионов». Но за месяц до премьеры, назначенной на первое сентября, начинается война.

24 июля 1917 года, Париж, Дворец правосудия.
Обвинитель: Мадемуазель Зелле, расскажите суду, где вы находились в день объявления войны?
Мата Хари: В Берлине. Утром я завтракала с одним полицейским комиссаром.
Обвинитель: Вы знали, что он руководит зарубежным отделом германской разведки?
Мата Хари: Нет.
Обвинитель: Нам известно, что он передал вам тридцать тысяч марок.
Мата Хари: Да.
Обвинитель: Для каких целей? Какие шпионские поручения вы должны были выполнить?
Мата Хари: Он дал мне эти деньги в уплату за то, что я ему отдалась. Он был моим любовником.

Осень 1914 года, Амстердам, Голландия.
Выбраться из воюющей Германии во Францию не так-то просто. И Мата Хари едет в Голландию. Она оказывается в Амстердаме осенью. Без денег. Без друзей и покровителей. Даже без гардероба! Все ее вещи по причине военной неразберихи то ли остались в Берлине, то ли отправлены в Париж.
В каком-то Амстердамском отеле Мата Хари знакомится с одним голландским банкиром.
Щедрый банкир оплатил и дорогой отель «Виктория» и все счета. Другой богатый покровитель помог снять дом в Гааге и получить ангажемент Гаагского королевского театра.
На сцене этого театра Мата Хари танцует в конце лета тысяча девятьсот пятнадцатого. Ее финансовые дела вроде бы поправляются, но ненадолго. Новая осень приносит старые проблемы: деньги кончились, контракт не продлевается, выехать в Париж невозможно.
И как всегда на выручку приходят поклонники.
Еще зимой, полгода назад в доме банкира, Мата Хари познакомилась с очень приятным человеком – Карлом Крамером. У него обширные связи и большие возможности. Крамер руководит официальной германской информационной службой в Амстердаме….

24 июля 1917 года, Париж, Дворец правосудия.
Обвинитель: Мадемуазель Зелле, признаетесь ли вы в том, что во время вашего пребывания в Голландии, вы были завербованы консулом Крамером?
Мата Хари: Он просто приходил ко мне в гости накануне моего отъезда во Францию.
Обвинитель: И не попросил вас собирать для него информацию? И не заплатил вам двадцать тысяч франков?
Мата Хари: Я взяла эти деньги. Но не за информацию.

Декабрь 1915 года, Антверпен.
24 ноября 1915 Крамер вербует Мату Хари и присваивает ей кодовый номер Н-21. А также выплачивает 20 тысяч франков. Крамер помогает Мате Харе вернуться во Францию, но перед отъездом в Париж он отправляет ее на несколько дней в Антверпен. Там Мату Хари спешно обучают шпионскому делу. Ее учат вести наблюдения, передавать информацию, переписывать тексты и таблицы. Особое внимание уделяют применению химических чернил.

24 июля 1917 года, Париж, Дворец правосудия.
Обвинитель: Мы провели анализ содержимого подозрительного флакона. Вот результаты! Во флаконе содержатся чернила для тайнописи, которые можно приобрести только в Испании.
Мата Хари: Это просто щелочной раствор. Он используется для интимных целей. А флакон действительно испанский. В прошлом декабре это лекарство прописал мне один мадридский доктор.

Январь 1916 года, Париж.
Франция воюет, Париж живет своей обычной жизнью. Почти обычной. Развлечений меньше. Но в честь Маты Хари по-прежнему устраиваются банкеты и вечеринки. Высшие военные чины Франции приглашают ее на свои торжественные приемы.
Жизнь входит в обычное русло, но Мата Хари не может долго сидеть на одном месте. Она начинает гастроли по воюющей Европе. Испания, Португалия, Голландия, вновь Испания…

Февраль 1916 года. Мадрид.
В Мадрид она приезжает в феврале шестнадцатого и встречается там с одним немецким офицером. Майор Калле – военный атташе германского посольства. Он приятель Карла Крамера.

Из секретного донесения майора Калле консулу Крамеру: «Агент Н-21 прибыл в Мадрид, просит денег…»

Майор Калле галантен, сдержан. Он очень красиво ухаживает за Матой Хари. Однажды он целиком снимает какой-то шикарный ресторан и там всю ночь для Маты Хари танцуют Фламенко.
Мата Хари тоже танцует Фламенко. Для майора Калле…
А на рассвете под балконом ее номера в отеле звучат серенады…

Через майора Калле Мата Хари получает денежные переводы из Амстердама. Деньги ей очень нужны. Потому что сейчас она дает только благотворительные концерты.

В материалах дела, помимо личных документов танцовщицы и перехваченных британской разведкой радиограмм майора Калле, имелись подтверждения Дисконт-банка о получении Маргарет Гертрудой Зелле денежных переводов из Амстердама.

Судебное заседание было закрытым. В зале находились только члены трибунала, обвинитель, защитник и сама Мата Хари, подозреваемая в шпионаже. В первый день суда перед членами трибунала выступали свидетели обвинения. Большинство – офицеры штаба. Звания, усы, эполеты. Многих Мата Хари знала близко. Очень близко. Но были и такие свидетели, которых она видела впервые в жизни.

Голоса свидетелей обвинения:
Она получала деньги от немцев…
Она спала с немецкими офицерами…
Если эту женщину нельзя расстрелять, как шпионку, ее нужно сжечь, как ведьму…

Июнь 1916 года, Париж.
В июне шестнадцатого Мата Хари вновь возвращается в Париж. Собственно Париж ее интересует мало. Ей нужно попасть на курорт Виттель в Вогезах. Там проходит курс лечения штабс-капитан Вадим Маслов. Но курорт находится в запретной военной зоне. Для поездки туда нужен пропуск. А пропуск могут выдать только в Париже…
Кто-то советует ей обратиться к шефу французской контрразведки капитану Ладу.
Капитан Ладу мгновенно решает все проблемы. Мата Хари получает пропуск и уже первого сентября встречается с Вадимом.
Агенты капитана Ладу докладывали своему начальнику: «Она проводит в обществе штабс-капитана все свое время. В ее почте ничего подозрительного не обнаружено».

Вернувшись в Париж Мата Хари идет к капитану Ладу. Она хочет отблагодарить его. Она умеет быть благодарной…

Мата Хари: Я сказала капитану Ладу, что могу оказать ему услугу. А он сказал: «Лучше окажите услугу Франции». Я засмеялась и сказала, что подобные услуги очень дорого стоят. Я думала, что он шутит. Но он был совершенно серьезен и спросил, сколько бы я хотела получать за сотрудничество. И тут я поняла, что нужно делать! Я получу деньги от Ладу, выйду замуж за Вадима, и мы вместе уедем куда-нибудь в тихую спокойную страну. Я подумала, что пятисот тысяч франков нам с Вадимом хватит до конца жизни. Но на всякий случай попросила у Ладу миллион…

25 июля 1917 года, Париж, Дворец правосудия.
Свидетелей защиты было всего двое. Первым в суд вызвали капитана Ладу.
Капитан Ладу: Я знал, что мадемуазель Зелле была немецкой шпионкой и никогда не испытывал к ней даже крупицы доверия.
Защитник: Но вы давали ей поручения. Вы обещали ей миллион франков.
Капитан Ладу: Я? Иллюзия алчной женщины, думающей только о деньгах!

1916 год, Мадрид.
Два месяца Мата Хари живет в Мадриде. Два месяца курсирует между немецким резидентом майором Калле и французским резидентом полковником Данвинем.
Калле водит Мату Хари по дорогим ресторанам.
Данвинь кормит обедами в дешевых забегаловках.
Калле продолжает галантно ухаживать.
Данвинь пристает грубо и пошло.
Немцы шлют деньги.
Французы считают, сколько денег дали немцы.

Из донесения майора Калле консулу Крамеру: «Агент Н-21 был завербован французами, просит денег и дальнейших указаний».
Из ответа консула Крамера: «Дайте ей указание вернуться во Францию и передайте чек на 5 тысяч франков».

В январе девятьсот семнадцатого Мата Хари едет в Париж. Это ее последнее возвращение.

25 июля 1917 года, Париж, Дворец правосудия.
Председатель суда: У защиты еще есть свидетели?
Защитник: У меня есть письмо от очень важного свидетеля. Письмо адресовано вам, ваша честь!

Защитник мэтр Клюнэ был уверен, что письмо штабс-капитана Маслова спасет Мату Хари. Он знал об их любви. Сам отправлял Вадиму последнее письмо Маты Хари, которое она написала в тюрьме.

Мата Хари: «Мой Вадим! Моя любовь! После мрачных последних дней я вновь начинаю видеть свет. В какой-то момент я совсем отчаялась. Эти тюремные стены… Эти военные, которые без конца задают мне свои ужасные вопросы… Но я невиновна! И они поймут это. Мы скоро будем вместе. Навсегда вместе… Потому что они не должны… Не посмеют меня…»

Вадим Маслов: «Покидая навсегда Париж, я хочу уточнить, что мои отношения с женщиной по имени Мата Хари были прерваны много месяцев назад и что я решил порвать с нею, так как принял решение вернуться в Россию».

Январь 1917 года, Париж.
В Париже Мата Хари снимает номер в «Элизе-палас-отеле». У нее еще есть время.
Целых сорок дней!
Нет, всего сорок…
И ей тоже сорок…

Утром 13 февраля в дверь ее номера постучали. Шесть мужчин в форме предъявили ордер на арест и отвезли Мату Хари в тюрьму Сен-Лазар.

Трибунал, во главе с председателем суда полковником Сомпру, вынес свой приговор на основании только предполагаемых намерений Маты Хари и ее взаимоотношений с немцами.

25 июля 1917 года, Дворец правосудия, Париж.
Председатель суда: Обвиняемая, признаете ли вы себя виновной в том, что занимались шпионажем в пользу Германии?
Мата Хари: За исключением Франции, я не шпионила ни для одной другой страны.
Председатель суда: Но вы предали Францию, мадам!
Мата Хари: Я никогда и никого не предавала. Это меня предали!
Председатель суда: Именем Республики и французского народа военный суд, признав голландскую подданную, именующую себя Мата Хари, виновной в шпионаже против Франции, постановляет осудить ее к смертной казни.

Ее расстреляли на рассвете 15 октября. А утром того же дня адвокату, наконец, вручили письмо министра иностранных дел Нидерландов: «Я прошу помиловать подданную королевства Нидерланды…» Но в тот момент Мата Хари уже не была ничьей подданной…

Мата Хари: Не завязывайте мне глаза.

Она никогда никому не принадлежала. И досталась в результате одному единственному солдату из расстрельного взвода, который послал ей пулю прямо в сердце.
По прошествии нескольких лет обвинитель Маты Хари сказал: «Знаете, в ее деле показаний не хватало даже для того, чтобы отстегать кошку».

P.S. Спустя 84 года, в октябре две тысячи первого, фонд Маты Хари и муниципалитет голландского города Лееварден подали официальный иск на имя министра юстиции Франции о пересмотре итогов закрытого процесса, на котором Мату Хари обвинили в шпионаже и приговорили к смерти. Основанием для подачи такого иска послужили документы, обнаруженные в архивах Франции, Голландии и Германии. Эти бумаги подтверждают, что Мата Хари никогда не работала на германскую разведку, хотя и была завербована немцами.

Ссылка на Фильм:
http://www.youtube.com/watch?v=WoLKiGPgzEY

Режиссер Татьяна Малова, «Цивилизация», 2004 г.