Top

Наследники Икара

Из цикла «Жизнь замечательных идей»

В 1901 в журнале «Россия» была опубликована рукопись «О воздушном летании в России с 906 лета по Рождеству Христову». В этом документе были собраны летописные свидетельства о первых попытках воздухоплавания. И одно из сообщений стало настоящей сенсацией. Оказывается, еще за 50 лет до французов братьев Монгольфье, подъячий нерехтец Крякутной совершил полет на тепловом аэростате. Это означало, что приоритет в области покорения воздушного пространства принадлежит России.

«О воздушном летании на Руси»: «В 906 году князь Олег, осадив Царьград, сотвориша кони и люди бумажны, воружены и позлащены, пу­скал их по воздуху на город для устрашения греков. Из записок Боголепова».

12665657_10207451041145835_1163974794_n

Первые воздухоплаватели
Идея подняться в воздух и летать «аки птица» — стара как мир. Научиться плавать по воздушному океану люди мечтали еще в глубокой древности.
Первыми небо освоили сказочные персонажи и герои древних мифов. Воздушный океан они покоряли многими способами. С помощью крыльев, как Дедал и Икар. И с помощью разных летательных аппаратов, тяжелее воздуха. Причем опыт Бабы Яги или Маленького Мука был более успешным, чем проект Дедала. Поскольку ступы, метлы и башмаки, в отличие от крыльев, скрепленных воском, под солнцем не таяли. И исправно служили своим хозяевам веками.

Освоение неба людьми шло примерно по той же схеме. И как показала практика, крылья, прикрепленные на спине, в плане надежности уступали другим летательным аппаратам.

В 875 году подняться к облакам на крыльях попытался Абуль Казим Бен Фирнас из Андалузии. Не удалось.

12767388_10207451041025832_1279540992_n

В 1060 году такую же попытку предпринял бенедиктинский монах англичанин  Оливер Мальмесбури. И тоже неудачно.

12746296_10207451040865828_1634245605_n

В 1161 году разбился, пытаясь взлететь, один из подданных турецкого султана Арслана Второго.

12735951_10207451040745825_715309539_n
Впрочем, некоторые полеты на крыльях были весьма успешными. Если верить рукописи Данилы Заточника, найденной в Чудовом монастыре и датированной 1200 годом, где говорится о развлечениях славян во время празднеств.

«…иные слетают с церкви или высокого дома на шелковых крыльях»

«О воздушном летании на Руси»
«Указ Ивана IV Грозного о наказании холопа боярского сына Лупатова, смерда Никиты Крякутного. 1565 год. Человек — не птица, крыльев не имать. Аще кто приставит себе аки крылья деревянна, противу естества творит, за сие содружество с нечистой силой отрубить выдумщику голову, тело окоянного, пса смердящего, бросить свиньям на съедение, а выдумку после священныя литургии огнем сжечь. Из записок Боголепова».

12721567_10207451040985831_80389896_n

Первый удачный полет, который зафиксировала история, состоялся в 1306 году в Пекине. На праздновании по случаю вступления на престол императора Фо Кина в воздух был поднят воздушный шар. По сообщению французского миссионера Бассу шар поднялся и улетел на значительное расстояние.

Следующий шар поднялся в небо только через 400 лет. Это произошло в 1709 году в Лиссабоне после нескольких неудачных попыток. Автором проекта «Пассарола» был молодой монах-иезуит, ученый-алхимик Гусмао Бартоломео де Лоренцо. Выходец из Бразилии.
Португальский король Жуан V пообещал назначить Гусмао профессором математических наук и даровать ему исключительное право эксплуатировать его открытие. В том случае, конечно, если шар действительно поднимется в небо.

«Гусмао произвел свой опыт в присутствии его величества и многочисленного и именитого собрания. Аппарат состоял из ивовых прутьев, обтянутых бумагой. Он поднялся до уровня Лиссабонской башни и медленно опустился».
Ферейра, современник Гусмао

Между этими двумя успешными полетами воздушных шаров было достаточно много попыток подняться в небо на разных летательных машинах. Но все эти машины чаще падали, чем летали. А если и летали, то невысоко и недолго.
Вот летательные аппараты Леонардо да Винчи, возможно, могли бы подняться в воздух. Если бы великий Мастер Возрождения не ограничился одними чертежами, а начал бы строить действующие модели своих изобретений: вертолета, самолета, дельтаплана и орнитоптера – махолета.

12735527_10207451041785851_2015360112_n

«О воздушном летании на Руси»
«В 1724 году в селе Пехлеце Рязанской провинции: прикащик Перемышлева фабрики Островков вздумал летать по воздуху. Зделал крылья из бычачьих пузырей, но не полетел; опосле зделал как теремки… и по сильному ветру подняло его выше человека, и кинуло на вершину дерева. Из записок Боголепова».

11653249_10207451041865853_1170567847_n

Братья Монгольфье
Жозеф-Мишель и Жак-Этьенн Монгольфье были владельцами писчебумажной фабрики в Аннонэ. Фабрика досталась им в наследство от отца. Управление фабрикой братья Монгольфье успешно совмещали с занятиями экспериментальной физикой. В основном их интересовало динамическое электричество.
Однажды братья Монгольфье задумали выяснить: является ли электризация причиной подъема облаков. В качестве искусственных облаков для этого эксперимента братья решили использовать бумажные оболочки, наполненные газом. Точнее — продуктами горения мокрой шерсти и соломы. Оболочки, наполненные дымом, братья называли «аэростатическими машинами».
Во время опытов некоторое количество оболочек улетело. Бумажные шары-аэростаты долго парили в небе над городом Аннонэ. Они-то и натолкнули Жака-Этьенна на мысль о воздухоплавании. Жозеф-Мишель подхватил идею брата и занялся конструированием большого воздушного шара.
Братья приступили к работе в 1782 году. Через год шар был готов.
Оболочка шара была сделана из плотного холста и оклеена изнутри самой лучшей бумагой фабрики Монгольфье. По диаметру шара шел матерчатый пояс. Он него вниз свешивались веревки. Горловина была укреплена деревянной рамой. Шар получился огромным — размером с трехэтажный дом, 10 метров в диаметре. И весил он более 200 килограммов.
5 июня 1783 года на базарной площади города Аннонэ собралась целая толпа народа. Все наблюдали за странным экспериментом братьев-фабрикантов. Большинство горожан считало братьев, мягко говоря, не вполне нормальными. Жак-Этьенн и Жозеф-Мишель разложили возле жерла воздушного шара костер и стали жечь солому и шерсть. Оболочка постепенно разворачивалась. Восемь человек с трудом удерживали натянутые веревки…
Братья Монгольфье считали, что наполняют аэростат дымом. На самом деле, он наполнялся горячим воздухом.
Когда оболочка полностью развернулась, горожане увидели на боку шара надпись по латыни: «Ad astra». Что означало: «К звездам». Шар поднялся над городом на высоту примерно 500 метров и продержался там около 10 минут, пока воздух в нем не остыл.
Все подробности опыта братьев Монгольфье были зафиксированы в специальном протоколе. Протокол подписали должностные лица города Аннонэ. Так впервые в истории было официально заверено техническое изобретение. Патент на первый шаг к звездам получили братья Монгольфье.

12746181_10207451042145860_169121930_n

«О воздушном летании на Руси»
«В 1725 году в селе Ключи, неподалеку от Ряжска, кузнец Черпак-Гроза зделал крылья из проволоки, надевал их как рукава; на вострых концах надеты были перья самые мяхкие, как пух из ястребков и рыболовов, и по приличию на ноги тоже как хвост, а на голову как шапка с длинными мяхкими перьями…

12721700_10207451042105859_2033478369_n

…летал так, мало дело ни высоко ни низко, устал и спустился на кровлю церкви, но поп крылья сжог, а его едва не проклял. Из записок Боголепова».

12736470_10207451042065858_1985779368_n

Профессор Шарль
Известие о том, что братья Монгольфье из Аннонэ изобрели воздушный шар и провели первое успешное испытание, очень скоро достигло Парижа. Опытом Монгольфье заинтересовался сам Людовик 16 — большой любитель всяких технических новинок. В Версале содержали целый штат механиков и изобретателей, которые должны были придумывать разные забавы для короля. Король, кстати, и сам был не чужд техническому творчеству. И с трудовыми навыками у него все было в порядке: иногда Людовик 16 слесарничал в собственных мастерских.
Парижская Академия наук отправила братьям Монгольфье приглашение прибыть в Версаль и продемонстрировать королю свое изобретение. Но пока братья добирались из Аннонэ в Париж, нетерпеливый Людовик 16 поручил профессору Жаку Александру Сезару Шарлю изучить, обосновать и повторить опыт братьев-фабрикантов.
Профессор Шарль был исследователем атмосферного электричества и слыл блестящим экспериментатором. Буквально за ночь он сделал чертеж воздушного шара, похожего по конструкции на аэростат братьев Монгольфье, хотя знал о нем только понаслышке. Но предложил некоторые усовершенствования. Например: наполнять шар не дымом и горячим воздухом, а водородом. И оболочку делать не из холста и бумаги, а из китайского шелка, пропитанного каучуковым раствором, то есть, герметичной.
Конечно, изготовление такого шара стоило очень дорого. Однако профессор Шарль был человеком не только талантливым, но и предприимчивым. Он объявил подписку «на полет шара» и собрал десять тысяч франков. Этой суммы было достаточно на покрытие всех расходов.
27 августа 1783 года в Париже шел проливной дождь. Несмотря на это, на Марсовом поле собралась огромная толпа. 300 тысяч человек пришли посмотреть на старт воздушного шара, который профессор Шарль назвал «Глобус».
«Глобус» был раза в три меньше шара братьев Монгольфье – всего лишь три с половиной метра в диаметре. Зато он поднялся гораздо выше. Наполненная водородом оболочка взлетела на полторы тысячи метров! Потом шар лопнул и исчез из виду.
Как выяснилось впоследствии, шар упал в двадцати четырех километрах от старта возле одной деревни и до смерти перепугал ее жителей. Еще бы, с неба вдруг свалилась куча чего-то непонятного, пахнущего серой. А запах серы – это всем известно – верный признак нечистой силы. Добропорядочные крестьяне накинулись на исчадие ада с вилами и разодрали оболочку в клочья. Когда к месту падения шара прибыли гонцы из Парижа, они нашли только жалкие ошметки «Глобуса».
Тем не менее, опыт профессора Шарля был признан успешным. Он, как и братья Монгольфье, вошел в историю воздухоплавания. Шары, наполненные горячим воздухом, стали называть «монгольфьерами», а шары, наполненные водородом – «шарльерами».

«О воздушном летании на Руси»
«1745 года из Москвы шел какой-то Карачевец и делал змеи бумажные на шестиках, и прикрепил к петле. Под нею сделал седалку и поднялся, но его стало кружить, и он упал, ушиб ногу и более не подымался. Из записок Боголепова».

Первые пассажиры
Братья Монгольфье прибыли в Париж только в сентябре 1783 года. Их новый усовершенствованный монгольфьер был оснащен корзиной, сплетенной из ивовых прутьев. Братья заявили парижским газетчикам, что собираются поднять в воздух пассажиров. Это стало настоящей сенсацией. Газеты одна за другой стали предсказывать, что при подъеме в воздух у людей разорвется сердце или начнется страшное головокружение. К газетчикам присоединились священники. Они говорили: всякого, кто дерзнет подняться к небесам, постигнет немедленная кара Божья.
Братья Монгольфье решили сами подняться в воздух. Однако Людовик 16 счел неразумным рисковать жизнями изобретателей.
Кто-то посоветовал королю отправить в первый полет двух преступников, приговоренных к смертной казни. Но против этого выступил один из устроителей полета молодой дворянин Пилатр де Розье.

«Достойно ли вашего величия, величия Франции, то, что первыми воздухоплавателями будут мерзавцы, приговоренные к смерти за свои преступления?!»
Пилатр де Розье

Полет назначили на 19 сентября 1783 года.
Ранним утром в Версальском дворце собрался весь цвет французского дворянства. А вокруг Версальских садов бурлила толпа народа, желавшего своими глазами увидеть, как первые аэронавты взлетят в воздух. Или как они разобьются о землю.
Протокол полета вела специальная Комиссия Академии наук.
В последний момент братья Монгольфе решили не рисковать человеческими жизнями и посадили в корзину монгольфьера связанных овцу, петуха и утку. Они-то и стали первым «землянами-аэронавтами», поднявшимися в воздух на аэростате.
Приоритет братьев Монгольфье в области воздухоплавания никто не оспаривал почти 150 лет. Пока из летописей историка-любителя Александра Сулакадзева не выпорхнул на своем тепловом аэростате нерехтенский подьячий Крякутной.

12735854_10207451041385841_1191998516_n

«О воздушном летании на Руси»
«1731 год. В Рязани при воеводе подъячий нерехтец Крякутной фурвин сделал как мяч большой, надул дымом поганым и вонючим, от него сделал петлю, сел в нее, и нечистая сила подняла его выше березы, и после ударила его о колокольню, но он уцепился за веревку, чем звонят, и остался тако жив, его выгнали из города, он ушел в Москву, и хотели закопать живого в землю, или сжечь. Из записок Боголепова».

12077224_10207451041105834_778554772_n

История подьячего Крякутного
Александр Иванович Сулакадзев был потомком грузинских князей Сулакидзе. Он был человеком начитанным и увлекающимся. Его интересовали и культура, и наука. Из многочисленных русских и иностранных журналов он делал выписки об открытиях в астрономии, химии, физике. О театрах, музыке и живописи.

12746370_10207451041225837_871985860_n

Но особое место в его жизни занимало воздухоплавание. Точнее – история воздухоплавания. Сулакадзев собрал огромное количество фактов о воздушных полетах в разных странах и в разное время. Тут были и сказания, и легендарные сюжеты, и реальные факты.
Как считают историки, в какой-то момент Сулакадзев решил систематизировать накопленные им факты о воздухоплавании. И объединить их в своеобразном справочнике.
В основу фундаментального труда Александра Ивановича Сулакадзева «О воздушном летании на Руси» легли записи его деда по материнской линии Боголепова. Он оставил внуку «записки своей жизни, кои весьма драгоценны, о царствованиях и происшествиях».
После смерти Сулакадзева весь его архив был распродан по частям. Рукопись «О воздушном летании на Руси» оказалась у талантливого математика, инженера и популяризатора науки Александра Алексеевича Родных. Он-то и опубликовал рукопись Сулакадзева в журнале «Россия» в 1901 году.
Первая публикация прошла тихо и незаметно. Но через девять лет, в 1910, когда молодая русская авиация только становилась на крыло, повторная публикация труда Сулакадзева была встречена с огромным интересом. Еще бы! Ведь история подьячего Крякутного стала самым лучшим подтверждением того, что русские всегда и во всем были впереди французов. Обогнать французов хотелось даже больше, чем немцев. Потому что первые русские авиаторы или летуны, как их тогда называли, осваивали небо на французских аэропланах.
Был и еще один очень важный момент в этой истории с признанием приоритета России: в том же 1910 году отдельные страницы труда Сулакадзева были выставлены в Мюнхенском музее истории науки и техники. Этот факт стали считать подтверждением подлинности документов, собранных Сулакадзевым и опубликованных Родных.
Александр Родных очень многое сделал для популяризации подьячего Крякутного. Он упоминал его во всех своих статьях об истории воздухоплавания. Журналы «Нева», «Россия», «Природа и люди» «Воздухоплаватель» и «Летун» печатали все новые подробности из жизни нерехтинского изобретателя. В конце концов, образ подьячего Крякутного по масштабу стал сопоставим с образами былинных богатырей.
В конце тридцатых годов Александр Родных задумал написать фундаментальный труд по истории воздухоплавания в России в шести томах. Но успел осуществить только часть своего замысла. В декабре 1941 года он умер в блокадном Ленинграде. Большая часть его библиотеки пропала. Однако рукопись Сулакадзева «О воздушном летании на Руси» каким-то образом уцелела. И в 1951 году была передана в Рукописный отдел Библиотеки Академии наук СССР.
Как раз в это время готовилось к печати второе издание Большой Советской Энциклопедии. Статья о подьячем Крякутном попала во второй том самого авторитетного справочника СССР.

«В России попытка подъёма на большом шаре, наполненном дымом, относится к 1731. Записки С. М. Боголепова, воспроизведённые в рукописи А. И. Сулукадзева «О воздушном летании в России с 906 лета по Р. Х.».
Большая Советская Энциклопедия

Так начался второй взлет подьячего Крякутного. История его полета заняла центральное место в сборнике документов «Воздухоплавание и авиация в России до 1917 года».
Эту книгу планировали выпустить в 1956 году – к 225-летию полета Крякутного. К этому же событию приурочили выпуск памятной почтовой марки. В городском парке Нерехты установили памятник, возле которого детей принимали в пионеры. Школьные учебники рассказывали о русском ученом-самородке, который на пятьдесят лет опередил французов братьев Монгольфье.
Сборник документов «Воздухоплавание и авиация в России до 1917 года» уже печатался в типографии, когда грянул гром. Составители сборника и сотрудники Библиотеки Академии наук провели фотоанализ рукописи Сулакадзева и обнаружили в ней исправления. Вместо слов «нерехтец Крякутной фурвин» первоначально было написано «немец крещеной Фурцель».

12746375_10207451041945855_1346074304_n
Конечно, крещеный немец, это, считай, немец обрусевший. Но все-таки немец. А это, как ни крути, удар по патриотизму. Составители сборника оказались перед трудным выбором. Либо, в интересах науки, признаться, что подьячего Крякутного не существовало. И первым на воздушном шаре поднялся немец Фурцель. Либо, отстаивая приоритет русских воздухоплавателей, умолчать об исправлениях.
Выход был найден в лучших традициях историков советского периода. Историю подьячего Крякутного снабдили примечанием:

«В записи за 1731 год, рассказывающей о подъеме рязанского воздухоплавателя имеются некоторые исправления, затрудняющие прочтение части текста, относящейся к лицу, совершившему подъем».
Из сборника «Воздухоплавание и авиация в России до 1917 года»

Но через два года после выхода сборника в одном из научных журналов все-таки появилась статья, в которой о подьячем Крякутном была рассказана вся правда.
Естественно, и Сулакадзев, что называется, попал под раздачу. Тут уж была упомянута и сомнительная репутация антиквара. Вспомнили и про множество сфальсифицированных им документов. И про поддельные рукописи, которые он продавал коллекционерам. Не забыли и про Боголепова, которого никто, кроме внука, никогда не упоминал. И чьи записки не были обнаружены ни в одном архиве.
В результате эпизод с рукописью Сулакадзева стал классическим примером фальсификаций в лекциях и пособиях по палеографии.
Да вот только кто слушал эти лекции, и кто читал эти пособия, кроме специалистов? И легендарный Крякутной продолжал летать на своем аэростате из книжки в книжку, из фильма в фильм.
Валентин Пикуль в одном из своих романов говорил о Крякутном, как о реальном историческом лице.
Андрей Тарковский вставил в свой фильм «Андрей Рублев» эпизод про полет подьячего.
Крякутному посвящен фильм Алексея Балабанова «О воздушном летании в России»…
Газеты и журналы, детские познавательные книжки, даже научно-технические издания исправно помещали на своих страницах рассказ о русском изобретателе-самородке, который опередил французов. И возле памятника Крякутному в Нерехте школьников по-прежнему принимали в пионеры.
Только в постсоветское время подьячего Крякутного окончательно свергли с пьедестала вместе с его создателем библиофилом Сулакадзевым. Героическая история про первого нерехтинского воздухоплавателя превратилась в забавный анекдот. Про приоритет русских воздухоплавателей больше уже никто не говорил.
И тут вдруг подьячий Крякутной вновь появился на горизонте. Правда, теперь он был родом из Рязани. А еще у изобретательного подьячего появилось имя – Ефим. И он обзавелся женой Акулиной. В остальном все совпадало. И год полета. И конструкция шара.
Есть в этой истории и еще одно удивительное совпадение. Фактами из жизни и творчества первого рязанского воздухоплавателя Ефима Крякутного поделился с Рязанским городским порталом любитель исторической авиации Сергей… Сулакадзев. Потомственный историк или потомственный фальсификатор?

P.S.
На самом деле первыми аэронавтами, поднявшимися в небо на воздушном шаре, были французы.
21 ноября 1783 года — через два месяца после удачного полета овцы, петуха и утки – молодой дворянин Пилатр де Розье и маркиз д,Арланд поднялись в воздух и пролетели на монгольфьере чуть больше восьми километров, проведя в полете в общей сложности 25 минут.

Уже в следующем году многочисленные монгольфьеры и шарльеры заполонят небо над Европой. Профессор Шарль поднимется на своем шарльере на невиданную доселе высоту – почти три километра. А в Лионе появится первая женщина-воздухоплаватель госпожа Тибль.
В 1785 Франсуа Бланшар перелетит через Ла-Манш. И в том же году над Ламаншем погибнет Пилатр де Розье…

Россия отправится в небо только в 1803 году.
Первым россиянином, совершившим полет на воздушном шаре, был генерал Львов. А пилотировал аэростат знаменитый французский аэронавт Андре Жак Гарнерен.

12735573_10207451040905829_238350060_n

Потом в небе станет тесно. Дирижабли и аэропланы, вертолеты и самолеты. Дельтапланы и парапланы. Космические ракеты…

Но и сегодня в век космоса и высоких технологий находятся любители, покорять воздушный океан старым проверенным способом. Величественные, сказочно красивые монгольфьеры поднимаются в небо над Рязанью и Великими Луками, над Санкт-Петербургом, Тулой и Воронежем, над городами и селами Урала, Сибири, Дальнего Востока.
Кто-то называет это чудачеством, кто-то считает испытанием характера и силы воли. Одних влечет экзотика. Других – неуемная жажда приключений…
Как бы то ни было – воздушное летание на Руси продолжается.

Ссылка на фильм: Режиссер Татьяна Малова, художник Владимир Моренко, «Цивилизация», 2010 г.