Top

Джеральд Даррелл. Ной XXI века.

  Они покинули остров Корфу осенью тридцать девятого года. Домой – в Англию – добирались кружным путем со множеством пересадок.

На швейцарской границе таможенник тщательно проверил паспорта Луизы Даррелл и четырех её детей, а также багажные квитанции на трех собак, двух жаб, двух черепах, шестерых канареек, четырех щеглов, двух зеленушек, коноплянку, двух сорок, чайку, голубя и сову, вписал что-то в анкету и без тени улыбки вернул документы.

«Вы только посмотрите, что он тут написал!» – возмутилась Луиза Даррелл.

На маленькой карточке в графе «Описание пассажиров» аккуратным почерком было выведено: «Передвижной цирк и штат служащих».  

 

Из цикла: Гении и злодеи. Проект Льва Николаева

 

Книги английского писателя-натуралиста Джеральда Даррелла были невероятно популярны в Советском Союзе. Написанные с юмором и огромной любовью к животным, они открыли для советских читателей целый мир – в прямом смысле этого слова. Читая их, мы путешествовали вместе с Дарреллом по африканским саваннам и джунглям Амазонки. Вместе с ним мечтали о собственном идеальном зоопарке. И, возможно, бесчисленные хомячки, черепахи, морские свинки, кролики и золотые рыбки нашего детства родом оттуда – из его книг, из его детской мечты.

 

Комментарий в кадреВладимир Спицын, президент Московского зоопарка: «Он очень красиво писал и о природе, и знал детали, повадки хорошо животных, поэтому это все было написано со смаком большим. И людям он очень полюбился как писатель, не только у нас, но и в мире тоже».

 

 Дарреллов ковчег

Первым словом, которое произнес маленький Джеральд, было «зоо» — зоопарк. В два года он уже начал собирать зверей и тащить их в дом: его первыми питомцами были улитки из придорожной канавы. А в шесть лет он сообщил матери, что у него будет собственный зоопарк. И жить они будут прямо там, на территории зоопарка, в специальном коттедже.

 

Индия, Джамшедпур, 1925 год

Джеральд Даррелл родился в индийском городе Джамшедпуре седьмого января 1925 года. Он был четвертым ребенком в семье британского инженера-строителя Лоуренса Сэмьюэла Даррелла и его жены – ирландки по национальности — Луизы Флоренс.

Родители Джеральда родились и выросли в Индии. С туманным Альбионом их мало что связывало. И хотя старших своих сыновей – Ларри и Лесли — они отправили учиться в Англию, сами возвращаться на историческую родину не планировали. Однако судьба распорядилась иначе. В 1928 году отец Джеральда, которому было всего сорок три года, умер от рака. Семье Дарреллов пришлось уехать из Индии.

В Англии Дарреллов тяготило все: европейский образ жизни, непривычный быт, безвкусная еда, сырой климат. Все члены семьи беспрерывно простужались и болели.

 

«…всё наше семейство имело довольно неприглядный вид, так как плохая погода принесла с собой весь обычный набор простуд, которые мы очень легко схватывали. Для меня, растянувшегося на полу с коллекцией раковин, она принесла сильный насморк, залив мне, словно цементом, весь череп, так что я с хрипом дышал через открытый рот. У моего брата Лесли… были воспалены оба уха… У сестры Марго прибавились новые прыщики на лице… У мамы сильно текло из носа, и вдобавок начался приступ ревматизма. Только моего старшего брата Ларри болезнь не коснулась, но было уже достаточно и того, как он злился, глядя на наши недуги».

Джеральд Даррелл. «Моя семья и другие звери»

 

Впрочем, насморки и простуды не мешали маленькому Джеральду проводить целые дни на улице. И в отличие от остальных членов семьи, для счастья ему было достаточно найти пруд или хотя бы канаву, кишмя кишащую живностью, наловить там мелкого зверья и притащить все это в дом.

Родственники Джеральда хоть и не разделяли его интересы, но и не покушались на его увлечения. В семье Дарреллов всегда царила абсолютная свобода. С точки зрения традиционного воспитания это называлось бы «каждый делал, что хотел». Но Луиза Даррелл была твердо уверена: её дети должны быть счастливы – это главное. А образование, хорошие манеры, пуританское английское воспитание – дело второстепенное. Когда у маленького Джеральда, например, обнаружилась так называемая «школьная болезнь» — психо-соматическое заболевание на почве активного неприятия школьной дисциплины и уроков – Луиза решила, что они обойдутся домашними учителями.

Следом за Джеральдом с английской школой расстались его брат Лесли и сестра Марго. Семья Дарреллов переехала в Грецию.

 

Дарреллов ковчег

Когда Джеральду исполнилось десять лет, Лесли  подарил ему книгу — рассказы американского зоолога Айвена Сандерсона об экспедициях за животными. Прочитав её,  Джеральд дал себе клятву, что будет ездить за животными в Африку и привозить их в Европу живыми, а не застреленными и не удушенными.

 

Греция, остров Корфу, 1935 год

В тридцатых годах Греция мало походила на современную туристическую Мекку. А острова Корфу, на котором поселились Дарреллы, цивилизация вообще в то время ещё не коснулась. Там не было ни газа, ни электричества, ни хороших дорог, ни школ, ни медицины. Если кто-то заболевал, его лечили народными средствами. Зато было вволю овощей, фруктов, свежей рыбы и вина. А главное – солнце почти круглый год, теплое море и великолепная природа.

То есть, для всех членов семьи Дарреллов Корфу был настоящим раем. И каждый устроился здесь с максимальным комфортом.

Ларри купил небольшой домик, где жил вместе со своей подругой Нэнси и писал романы. Лесли охотился или просто стрелял по банкам. Марго крутила головы молодым грекам и туркам.

Луиза Даррелл целые дни проводила на кухне, помешивая что-то в бесчисленных кастрюльках. Она обожала готовить. В разнообразном и восхитительном меню Луизы Даррелл были «немецкие булочки», «еврейский маринад», «цветная капуста по-афгански», «цыпленок, жареный по-американски», «голландский яблочный пудинг», «русские сладости», ну и, конечно же, индийские отбивные, индийские пироги и невероятно острое карри.

 

«В их доме могли накормить каждого. Сколько человек придет сегодня вечером, спрашивала мама и находила для всех место за столом. Я никогда не видел такой безоговорочной щедрости и гостеприимства».

Из воспоминаний друга семьи Дарреллов Алана Томаса

 

Каждый день Джеральд в сопровождении трёх своих собак совершал долгие прогулки по окрестностям. В руках у него был сачок. Карманы набиты спичечными коробками и банками. Каждая такая вылазка пополняла его домашний зоопарк представителями местной фауны.

Как впоследствии вспоминал сам Даррелл, он был абсолютно счастлив. Если бы не учителя, которых время от времени нанимала ему Луиза.

Джеральда учили разные приятели Ларри, французский консул, польский эмигрант, а также выдающийся романист Джордж Вилкинсон. Безуспешно. Но, в конце концов, ему повезло. Он познакомился и подружился с доктором Теодором Стефанидисом.

Доктор Тео был живой говорящей энциклопедией, из которой можно было почерпнуть самые разнообразные, точные и детальные сведения по антропологии, этнографии, музыковедению, космологии, экологии, биологии, паразитологии, биохимии, медицине, истории и по множеству других наук. Эта дружба стала для Джеральда курсом Оксфорда или Гарварда.

 

Много лет спустя Даррелл напишет: «Если бы я обладал даром волшебника, я бы сделал каждому ребенку на земле два подарка: беззаботное детство, какое было у меня на острове Корфу, и дружбу с Теодором Стефанидесом».

 

В 1939 году, когда началась Вторая мировая война, безоблачная жизнь семейства Дарреллов среди оливковых рощ и виноградников закончилась. Им пришлось возвращаться в Англию.

 

Лондон. 1939 год

Возвращение в Англию было для Джеральда Даррелла безрадостным. Вместо солнца сплошные дожди и туманы, вместо теплого Средиземного моря – холодное Северное.

А тут еще Луиза внезапно решила отдать младшего сына в школу. К счастью, его туда не приняли. Слишком обширны были пробелы в знаниях. Несостоявшийся четырнадцатилетний ученик вздохнул с облегчением и… устроился работать в зоомагазин.

 

Поначалу хозяин магазина доверял Джеральду только уборку клеток и аквариумов. Но вскоре выяснилось, что странный подросток знает про животных и их потребности гораздо больше хозяина. Директор сделал его своим заместителем. В зоомагазине Даррелл проработал шесть лет.

 

После окончания войны, летом сорок пятого года, Джеральд Даррелл переехал в Бедфордшир и устроился на работу в зоопарк Уипснейд, где животные содержались в условиях, приближенных к естественным, и где велась серьезная научная работа по сохранению исчезающих видов.

Поскольку никакого образования у юноши не было, его взяли на должность простого помощника служителя. Или, как говорил сам Даррелл, «мальчиком на позверюшках». Это было началом карьеры будущего натуралиста. И его университетами. Именно в Уипснейде Даррелл понял, каким должен быть идеальный зоопарк. Тогда же Джеральд начал собирать досье на животных, находящихся под угрозой исчезновения. За двадцать лет до появления Международной Красной книги!

 

Дарреллов ковчег

Джеральду было двадцать лет, когда он разработал концепцию своего будущего зоопарка. Он записал тогда в дневнике: «Если мне удастся реализовать свою мечту, мой зоопарк будет выполнять три функции. Во-первых, он будет служить цели образования. Во-вторых, я собирался вести научную работу. Если не понимать потребностей различных видов животных, организовать их эффективную охрану совершенно невозможно. И, в-третьих, мой зоопарк должен был стать убежищем для видов, находящихся под угрозой вымирания».

 

Камерун, 1947 год

В 1947 году, достигнув совершеннолетия и получив часть наследства отца, Джеральд Даррелл организовал свою первую экспедицию в Британский Камерун. Целью экспедиции был отлов редких животных для пяти английских зоопарков. Компаньоном Джеральда стал известный английский орнитолог Джон Йелланд.

 

Родственники Джеральда были удивлены тому, как он распорядился наследством. И хотя затея младшего Даррелла показалась им привлекательной, они были уверены, что его планы неосуществимы.

 

Тогда, в 47-м, в успех неопытного зверолова-новичка не верил никто. Одна из Лондонских газет даже написала: «Никто не знал, куда они собирались, никто не давал им никаких заказов, никто в Камеруне не знал об их приезде».

 

Тем не менее, Джеральд и Джон, прибыв в Камерун, сумели быстро договориться с местными властями и разбили лагерь рядом с деревней Эшоби.

Экспедиция британских звероловов произвела огромное впечатление на невероятно бедное население окрестных деревень. Весть о ненормальных англичанах, которые платят деньги за любых животных, даже за несъедобных, в мгновение ока разнеслась по округе.

 

«Африканцы являлись в любое время дня и ночи. Любое животное называлось у них «добыча». Самым замечательным в работе Джеральда было то, что он никогда не знал, какое животное появится из очередной корзины — маленькое или большое, редкое или обыкновенное, опасное или кроткое».

Из книги Боттинга Дугласа

«Джеральд Даррелл. Путешествие в Эдвенчер»

 

Первая экспедиция закончилась вполне успешно, хотя и съела половину наследства. Джеральд Даррелл и Джон Йелланд доставили в зоопарки Великобритании более двух сотен птиц, рептилий и млекопитающих. В том числе сорок обезьян, детеныша шимпанзе, гигантскую белую мангусту и трех ангвантибо.

На остатки сбережений Даррелл организовал еще две экспедиции в Камерун и Гайану, и привез в Англию в общей сложности более тысячи животных.

 

«Общее мнение о работе звероловов сводится к тому, что охотнику нужно только поймать зверя и посадить его в клетку… В действительности же только после этого и начинается настоящая работа. С какими бы трудностями ни была связана поимка зверя, содержание его в неволе, связанное с поисками подходящей пищи, наблюдением за тем, как животное ест, не болеет ли оно, не занозило ли себе лапу в деревянной клетке, не тесно ли ему, достается охотнику значительно тяжелее…»

Джеральд Даррелл «Перегруженный ковчег».

 

Прибыль от продажи животных едва покрывала расходы, поэтому в начале пятидесятых годов Даррелл практически оказался на мели и начал искать работу. Он писал в зоопарки Англии, США, Канады, Австралии – все тщетно. Единственное место, которое удалось найти – работа служащего в зверинце на ярмарке. К счастью, старшему брату Джеральда Ларри — в то время уже известному писателю-романисту, теоретику модернизма и дипломату, —  пришла в голову светлая идея: усадить младшего брата за пишущую машинку.

Поначалу Джеральд сопротивлялся. Но однажды, услышав по радио чей-то совершенно безграмотный с точки зрения биолога рассказ о путешествии в Западную Африку, не выдержал. Тогда Даррелл написал свой первый рассказ «Охота на волосатую лягушку» и отправил его в редакцию Би-Би-Си. И тут произошло чудо. История молодого зверолова настолько понравилась, что Даррелла пригласили лично прочитать это произведение по радио. Получив впечатляющий гонорар, Даррелл вновь сел за пишущую машинку.

 

Великобритания, Борнмут, 1953 год

Его первая книга «Перегруженный ковчег» о путешествии в Камерун вышла в 1953 году. Успех был оглушительным. В газетах появились восторженные отзывы читателей и критиков. Даррелла заметили крупные издатели и буквально завалили заказами.

Его следующая книга – «Три билета до Эдвенчер» — была напечатана огромным тиражом и разошлась в мгновение ока.

Гонорар за обе книги позволил Джеральду Дарреллу организовать экспедицию в Южную Америку. К несчастью в этот самый момент в Парагвае произошел военный переворот, и Дарреллу пришлось оставить там всю коллекцию собранных животных. Но зато читатели получили новую книгу – «Под пологом пьяного леса».

Самый оглушительный успех имела его знаменитая «греческая» трилогия – воспоминания о детстве, проведенном на острове Корфу: «Моя семья и другие звери», «Птицы, звери и родственники» и «Сад богов».

    

 «…в какую-то из суббот, когда мама оставалась одна в доме, ей вдруг принесли несколько клеток. В них было два пеликана, алый ибис, гриф и восемь обезьянок. Менее стойкий человек мог бы растеряться от такой неожиданности, но мама не растерялась. В понедельник утром я застал её в гараже, где за нею гонялся рассерженный пеликан, которого она пыталась кормить сардинами из консервной банки.

— Хорошо, что ты пришёл, милый, — сказала она, еле переводя дух. — С этим пеликаном трудновато было управиться.

Я спросил, откуда она знает, что это мои животные. 

— Ну, конечно, твои, милый. Кто же ещё мог бы мне их прислать?»

                       Джеральд Даррелл. «Моя семья и другие звери»

 

Популярность Даррелла была поистине необыкновенная. Только в Великобритании «Моя семья и другие звери» переиздавалась тридцать раз и двадцать раз в США.

 

Читатели нашей страны познакомились с книгами Джеральда Даррелла в 1958 году. Его триумфальное шествие в нашу литературу началось с «Перегруженного ковчега».

 

Комментарий в кадреВладимир Спицын, президент Московского зоопарка: «Очень многое зависит от переводчика. Вот был Зверев, такой переводчик, который очень хорошо переводил Даррелла. Очень вкусно, я бы так сказал».

 

«Однажды рано утром, когда я брился, около палатки появился высокий мрачный человек с мешком из пальмовых листьев на спине… Я позвал Пайоса.

– Что принес этот человек? – спросил я его.

Пайос подошел к мешку, осторожно развязал его и заглянул внутрь.

– Крокодил, сэр, только мне кажется, что он мертв.

– Речной зверь не мертв, – ответил охотник.

– Не мертв? – гневно переспросил Пайос. – Смотри! – он схватил мешок и ударил им крокодила. Тот открыл глаза и мгновенно вернулся к жизни. Проскользнув в ногах у помощника, отпрыгнувшего с диким криком в сторону, крокодил проскочил мимо охотника и начал удирать по направлению к кухне… Легко представить изумление, которое вызвало у поваров появление неожиданного гостя. В кухне возник полнейший беспорядок. Помощник повара уронил на пол сковороду с завтраком. Повар, сидевший на банке из-под керосина, свалился в корзину с яйцами и свежими мягкими фруктами. Пытаясь встать на ноги, он опрокинул кастрюлю с холодным пудингом. Крокодил тем временем устремился к лесу, к его чешуе прилипли пепел и куски пудинга. Сняв на бегу свой халат, я прыгнул и накрыл им голову крокодила… Успел я вовремя, так как до густых зарослей кустарников на краю лагеря ему оставалось пробежать всего несколько ярдов».

Джеральд Даррелл «Перегруженный ковчег»

 

Великобритания, Лондон, 1958 год

В 1958 году Даррелл дебютировал на телевидении. Его 4-серийный телефильм  «В Бафут с гончими», снятый на Би-Би-Си, буквально приклеил англичан к телевизорам.

Через год Даррелл снял полнометражный телефильм о своем зоопарке в Джерси, где выступил в роли ведущего. А потом 13-серийный фильм о животных различных уголков нашей планеты.

В начале восьмидесятых годов Даррелл задумал снять фильм о природе России. Советский Союз тогда был отгорожен от Запада железным занавесом. Канадской компании «Примедиа Продакшн» пришлось потратить три года на тяжёлые и очень трудные переговоры с чиновниками, чтобы  получить разрешение на съемку.

 

Комментарий в кадреВладимир Спицын, президент Московского зоопарка: «Вы понимаете, было советское время, вы понимаете, что такое поехать в 12 заповедников, где были пограничные районы и так далее. И мы им помогали, значит в таких вопросах, хитрость проявляли какую-то, чтобы обращаться к Лапину по каким-то вопросам, чтобы он содействовал. Иногда нужно было в КГБ обращаться, в пограничные районы, чтобы их впустили и так далее».

 

Весной 1985 года канадская киногруппа прибыла в Россию. Джеральд Даррелла в этой поезде сопровождала его жена Ли.

 

С Ли Макджордж Джеральд познакомился в Америке в 1977 году. К этому времени Даррелл уже был свободен, его тяжелый бракоразводный процесс с первой женой Джеки, растянувшийся на четыре года, закончился в семьдесят шестом. Ли очаровала Даррелла в первую же встречу. Во-первых, она была зоологом – близким по духу человеком. Во-вторых, как и Даррелл, была увлечена фауной Мадагаскара. Её докторская диссертация была посвящена социальному поведению лемуров. И, в-третьих, она была умна, красива и молода – на двадцать пять лет моложе Даррелла.

 

Комментарий в кадреВладимир Спицын, президент Московского зоопарка: «Ну, он был поклонник женщин, ну так случилось, всякое бывает в жизни.    Она тоже зоолог, она тоже с ним ездила, ездила. Да. Любитель женщин, да. Ну, и не все женщины могли с ним, в поездки срываться, ездить, это все требовало большой энергии и терпения».

 

Программа пребывания киногруппы Даррелла в нашей стране была очень насыщенной, но и очень утомительной. Они объехали почти весь Союз, побывав на Таймыре, в Калмыкии, на Байкале, в Рязани, Астрахани, Самарканде, Бухаре… Тысячи и тысячи километров пути. Самолеты, автомобили, вертолеты, катера, моторные лодки. Иногда приходилось путешествовать верхом — в жару и холод. В непроглядной пыли, непролазной грязи, по плохим дорогам, а то и вовсе без дорог.

 

Помимо съемок Дарреллу приходилось участвовать в бесконечных официальных и неофициальных встречах с читателями – поклонниками его книг. Даррелл рассказывал потом, что к концу поездки правая рука у него стала значительно сильнее левой, потому что ему пришлось оставить тысячи автографов.

За время съемок Даррелл несколько раз приезжал в Москву. Здесь он встречался со своими друзьями — профессором МГУ Владимиром Евгеньевичем Флинтом и известным советским орнитологом Рюриком Львовичем Бёме. И, конечно же, ходил в гости к коллегам – сотрудникам Московского зоопарка.

 

Комментарий в кадреВладимир Спицын, президент Московского зоопарка: «Значит, мы собрали весь коллектив, здесь у нас стоял кинолекторий, маленькое одноэтажное такое зданьице, и в этом здании мы как раз принимали Даррелла. Он вот вы вот увидите, он рисовал, одновременно рассказывал. Был прекрасный художник. Причем таким, одной линией мог нарисовать очень много. С ним была Ли Даррелл, его вторая жена, которая ему помогала, она тоже очень очаровательная женщина. Она биолог по образованию. И много, много помогала ему с удовольствием. Он привез нам в подарок, у него была большая коллекция редких видов фазанов в Нью-Джерси, тогда еще в России не было этого вида. Белый ушастый фазан. И вот он подарил нам пару белых ушастых фазанов, которых мы со временем размножили».

 

В каждом из заповедников группу с нетерпением ждали и были готовы везти куда угодно. Ну и, конечно же, столы везде накрывали в лучших традициях русского гостеприимства.

 

Комментарий в кадреВладимир Спицын, президент Московского зоопарка: Но вы знаете, не все знают. Он немножко любил выпить. Допинг принимал постоянно. По глоточку. Поэтому всегда носил в кармане маленькую плоскую бутылочку металлическую, глоточек сделает и тогда его это веселит как-то. Но он был очень открытый, хороший, совершенно нормальный англичанин».

 

На Таймыре у шестидесятилетнего Даррелла обострился артрит, начались дикие боли. Как раз в этот момент режиссер нашел в тундре потрясающее место для очередной съемки: лужайку, усыпанную миниатюрными цветами. Буквально в пятистах метрах от лагеря. Но Дарреллу было не по силам пройти даже это расстояние. И тогда русские летчики, сопровождавшие группу, бережно погрузили Даррелла в вертолет, отвезли к лужайке и уложили там среди цветов. А когда эпизод был снят, также бережно доставили обратно в лагерь.

Тринадцатисерийный фильм «Даррелл в СССР» с огромным успехом шёл по первому каналу телевидения. А вот книгу «Даррелл в России» по каким-то причинам на русский язык переводить не стали.

 

Дарреллов ковчег

Владельцем собственного зоопарка Джеральд Даррелл стал в тридцать четыре года. Ему помог его издатель Руперт Харт-Девис. Он выдал писателю кредит в десять тысяч фунтов стерлингов на покупку поместья Огр на острове Джерси. Для своей матери Даррелл, как и обещал, ещё будучи ребенком, построил на территории зоопарка отдельный коттедж. Детская мечта сбылась.

 

Великобритания, остров Джерси, 1963 год

Три основные задачи своего зоопарка Даррелл сформулировал, еще работая «мальчиком на позверюшках»: сохранение исчезающих видов, образование и научная работа. И сумел реализовать все свои планы. Хотя сделать это было не просто. На свой зоопарк писатель-натуралист тратил все силы и все гонорары. Но со временем «Дарреллов ковчег» стал последним прибежищем для многих редких животных изо всех уголков Земли.

 

Конечно, Даррелл не первым начал спасать животных, находящихся под угрозой уничтожения. Зубр, лошадь Пржевальского, гавайская казарка вернулись в дикую природу только благодаря усилиям зоологов-энтузиастов.

 

Комментарий в кадреВладимир Спицын, президент Московского зоопарка: «Это все эпизоды были. Один вид, два вида. А он все-таки начал заниматься большим количеством видов, и они работали не только же в зоопарке на Джерси. Они работали очень много на Мадагаскаре. Экспедиции организовывали в природу. И поэтому это была такая уже комплексная программа сохранения биоразнообразия. В основном ориентируясь на редкие, редкие виды животных. В основном краснокнижные, которые утверждал международный союз охраны природы. И он был первый, который начал специализироваться. Каждый зоопарк сегодня, большой зоопарк, во всяком случае, имеет специализацию свою. В Джерси зоопарк специализируется на разведении редких видов. И он был основателем такой большой программы по сохранению этих видов».

 

В 1963-ем году на базе зоопарка был создан Джерсийский фонд охраны дикой природы. Президентом Фонда стал Джеральд Даррелл.

 

Сегодня в Джерсийском зоопарке на площади в тридцать два гектара в комфортных условиях, максимально приближенных к естественной среде обитания, проживает более полутора тысяч животных свыше ста редчайших видов. Здесь же находятся диетологическая, ветеринарная и этологическая лаборатории, несколько специализированных центров по разведению рептилий, птиц, ночных животных и обезьян. Есть ещё центр образования для школьников и зоомузей.

А в поместье Ле Нуайе, расположенном по соседству с поместьем Огр, помимо офиса Фонда охраны дикой природы, разместился Международный центр подготовки специалистов по охране и размножению редких видов в неволе.

 

Комментарий в кадреВладимир Спицын, президент Московского зоопарка: «Собирают примерно тридцать-сорок человек со всего мира, читают на английском языке все эти лекции и практически занятия проводят. Это огромное достижение этого зоопарка. Так как они готовят природоохранных специалистов».

 

В 1990 году Джеральд Даррелл организовал свою последнюю экспедицию – на Мадагаскар. Книга об этом путешествии «Ай-ай и я» стала последней опубликованной книгой писателя-натуралиста. Рукопись «Я и другие звери: опыт автобиографии» так и осталась незаконченной…

 

Дарреллов ковчег

Осенью 1994 года, уже чувствуя приближение смерти, Даррелл, написал в своих мемуарах: «Человечество объявило войну биологическому миру, миру, в котором оно живет. Любой, кто ценит волшебный дар жизни, должен попытаться что-либо вернуть… Я рад, что после меня останется что-то существенное, потому что я был очень счастлив и находил в жизни наслаждение».

 

Больница Сент-Хелльера, Джерси, 1994 год

Весной 1994 года Джеральд Даррелл перенес тяжелейшую операцию по пересадке печени. У него был рак. Донорская печень хоть и прижилась, но возникли тяжелые осложнения. Началось заражение крови. Он уходил очень тяжело и очень долго…

 

Джеральда Даррелла не стало тридцатого января 1995 года. Но он оставил после себя огромное наследство: тридцать семь книг, тридцать пять фильмов, а главное — несколько десятков редких животных, спасенных от полного исчезновения. Розовый голубь, маврикийская пустельга, толстоклювый попугай, несколько видов игрунок – самых маленьких обезьян, мармозетка, австралийская лягушка корробори, лучистая черепаха, мадагаскарская руконожка и многие другие будут по-прежнему жить на нашей планете только благодаря зоопарку Джеральда Даррелла и его Фонду.

 

Газета «Таймс» однажды написала: «Если бы звери, птицы и насекомые могли говорить, возможно, одной из первых своих Нобелевских премий они удостоили бы мистера Даррелла».

Жаль, что звери, птицы и насекомые не могут говорить…

 В соавторстве с Ольгой Балакиной.

Режиссер Татьяна Малова.

«Цивилизация», 2014 год

Ссылка на фильм: http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/21985/episode_id/988475/video_id/1089947/viewtype/picture