Top

В небе над войной: Эскадрилья «Нормандия»

 

Французские добровольцы-авиаторы прилетели в Советский Союз в конце 1942-го года, когда Красная Армия перешла в наступление. Авиагруппа из четырнадцати лётчиков и пятидесяти восьми человек технического состава была сформирована по соглашению между Французским национальным комитетом и советским правительством. Название «Нормандия» французская истребительная авиаэскадрилья выбрала себе сама — в честь французской провинции, больше других пострадавшей от немцев.

Командовал эскадрильей один из популярнейших французских лётчиков, потомственный авиатор, тридцатипятилетний майор Жан Луи Тюлян.

Лётчикам Нормандии было разрешено носить темно-синюю форму французских ВВС и воевать под флагом Свободной Франции. А еще им предоставили право выбрать любые самолёты.

Французам пришёлся по душе Як-1 советского авиаконструктора Яковлева.

Первое время эскадрилью обслуживали французские специалисты. Но найти общий язык с нашей техникой они не смогли. И тогда к каждому французскому пилоту был прикомандирован советский «технарь».

Личный состав «Нормандии» был весьма разношёрстным и многонациональным. Русские, евреи, поляки, негры, мулаты и, разумеется, французы. Среди лётчиков были рабочие и служащие, виконты и маркизы, сыновья генералов. Был даже один внук работорговца.

Не у всех за спиной был военный опыт. Сбитые самолеты имели на счету только комэск, его помощник капитан Альбер Литтольф, да трое неразлучных друзей лейтенантов, которых в эскадрилье называли тремя мушкетерами: Марсель Лефевр, Марсель Альбер и Альбер Дюран.

Между прочим, эти три асса в дальнейшем уничтожили в общей сложности более сорока немецких самолетов.

В одном из первых же боев на Орловско-Курском фронте лейтенант Альбер и капитан Прециози сбили «раму».

«Рамой» за характерный фюзеляж называли «Фокке-Вульф 189». Этот самолёт немцы использовали и для разведки, и для корректировки артиллерийского огня. Неуловимая и маневренная — «рама» была сущим кошмаром наземных войск, ее ненавидели больше других вражеских самолётов.  Если проклятая «рама» зависала над траншеей, спастись от точного артиллерийского огня было практически невозможно.

Впоследствии на «рамы» очень удачно охотился дуэт Лефевр — де ля Пуап.

Лётчики «Нормандии» не сразу освоили русскую тактику ведения воздушного боя: летать только парами, нападать группой, не отрываться, что называется, от коллектива. Французы летали по одиночке, ввязывались в бой один на один. И погибали…

Только в воздушных боях над Курской дугой «Нормандия» потеряла половину лётного состава.

Из воспоминаний Марселя Альбера: «Если бы мы тогда воевали организованно… мы бы успешно боролись с Люфтваффе. Мы делали один боевой вылет в день, а надо было — пять».

Со временем французы научились драться в воздухе по-русски, атакуя группами. И много раз участвовали в совместных сражениях с советскими лётчиками.

В одном из боёв лётчик Николай Пинчук сбил немецкий бомбардировщик и таранил второй. Самолёт лейтенанта получил серьёзные повреждения, начал падать. Сам Пинчук был ранен в грудь и правую руку, но все-таки сумел открыть фонарь кабины и отстегнуть замок привязных ремней.

Как только над лейтенантом раскрылся купол парашюта, к нему устремились два «Фокке-Вульфа». Безоружный лётчик, медленно спускающийся на парашюте — легкая мишень. Надежды на спасение не было. Но тут вдруг из боя выскочил «Як» с изображением трехцветного флага на фюзеляже и бросился наперерез фоккерам. Это был лейтенант Дюран, лётчик «Нормандии».

Фоккеры посчитали, что истребитель — более ценная добыча, чем один лётчик. В конце концов, пилота можно будет добить и потом, на земле. Немцы погнались за трехцветным Яком. Дюрану только это и было нужно.

Завязался бой на виражах. Три самолета кружили около медленно опускающегося парашютиста. После пары кругов Дюран резко пошёл на сближение с ведомым «фоккером». Немцы испугались тарана и ушли в сторону. Николаю Пинчуку удалось приземлиться и добраться до своих.

Но бывали случаи, когда попытки спасти чью-то жизнь заканчивались для французских пилотов трагически.

Летом сорок четвертого года «Нормандия» перебазировалась с территории Белоруссии в Литву. Механики летели вместе с лётчиками. Капитан Морис де Сейн взял на борт своего «технаря» — старшину Владимира Белозуба.

Только успели взлететь, как в двигателе лопнула трубка маслопровода. Хлещущей жидкостью тут же забило фонарь. Управлять машиной стало невозможно.

Капитан де Сейн попытался посадить самолет вслепую, но ему это не удалось.

С земли приказали: оставить самолет.

Морис де Сейн мог прыгнуть с парашютом и спастись. Но у старшины Белозуба парашюта не было…

До самой последней секунды, до столкновения с землей капитан де Сейн не оставлял намерения приземлиться. Не для того, чтобы спасти машину. Чтобы сохранить жизнь своему механику…

Их похоронили в одной братской могиле: французского лётчика и советского «технаря».

К концу войны от первого состава эскадрильи «Нормандия» в живых осталось всего лишь три лётчика. Командир эскадрильи майор Жан Луи Тюлян и его помощник капитан Альбер Литтольф погибли в боях за город Орел. В небе над Белоруссией погиб Марсель Лефевр…

Марсель Лефевр и еще три французских лётчика Ролан Де ля Пуап, Жак Андре и Марсель Альбер были удостоены высшей военной награды — Звезды Героя Советского Союза.

В сорок четвертом году эскадрилья «Нормандия» была переформирована в авиаполк. За два с половиной года — с ноября сорок второго по май сорок пятого — французские лётчики совершили пять тысяч двести сорок боевых вылетов на советско-германском фронте, провели восемьсот шестьдесят девять воздушных боёв, сбили двести семьдесят три самолёта противника, уничтожили тысячи единиц техники и транспорта на земле.

В июне сорок пятого года полк «Нормандия-Неман» возвращался на родину. Транспортные самолёты, на которых везли французских лётчиков, уже были в воздухе, когда из дивизии поступила радиограмма — всем бортам вернуться назад. Причину возвращения узнали только на земле: Советское правительство решило подарить французским лётчикам их боевые машины!

Несколько дней ушло на подготовку машин к перелету. Отобрали самые лучшие Як-3. И четырнадцатого июня сорок истребителей с триколором на фюзеляже взлетели с аэродрома Эльбинг. Полк «Нормандия-Неман» возвращался домой с оружием. Как и положено возвращаться победителям.