Top

Витус Беринг. Тайны великого Командора

Последние дни своей жизни он провел лежа в яме, наполовину засыпанный землей. Но откапывать себя не позволял. Ему казалось, что так теплее, что земля может его согреть…
Капитан-командор умер за два часа до рассвета восьмого декабря 1741 года. На необитаемом пустынном острове, который позже назовут его именем. Всего лишь в двухстах километрах от Камчатки. В нескольких сутках от спасения.

Из цикла: Гении и Злодеи. Проект Льва Николаева

Витус Беринг. Офицер русского флота. Датчанин. Открыл пролив между Азией и Америкой, впоследствии названный его именем. Умер от цинги во время Второй Камчатской экспедиции…
До недавнего времени официальная биография командора Беринга выглядела именно так. А потом вдруг выяснилось: пролив не открывал, цингой не болел, умер при загадочных обстоятельствах… Более того, все известные изображения командора не имеют ничего общего с его реальным портретом.

250 лет спустя. Экспедиция на остров Беринга
В 1991 году Общество «Подводный Мир» совместно с Институтом археологии Академии наук СССР, клубом «Приключение» Дмитрия Шпаро и при участии датских исследователей организовали экспедицию на остров Беринга. Руководил комплексной историко-культурной экспедицией доктор исторических наук Андрей Кириллович Станюкович. Это была его вторая экспедиция на Командорские острова.

Из дневников соратников Беринга было известно, что его похоронили неподалеку от лагеря, и что над его могилой был поставлен крест. Но за двести лет от деревянного креста не осталось и следа. Однако археологам повезло, некрополь они обнаружили в первые же дни работы на острове.

Хорсенс. 1681 год
Витус Йонассен Беринг родился 12 августа 1681 года в датском городе Хорсенс. Его отец Ионас Свендсен был таможенником. Мать – Анна Беринг происходила из знатного, но обедневшего дворянского рода.
Витус с детства грезил морем и мечтал о путешествиях и приключениях. Ему было всего 14, когда он записался матросом на голландский корабль. Опыт приобрёл, а знаний не хватало. Когда он поступил в Амстердамский морской кадетский корпус, считавшийся лучшим в мире, за плечами уже бывалого моряка было несколько плаваний к берегам Ост-Индии.
Неизвестно, как сложилась бы его жизнь, если бы не судьбоносная встреча в 1703 году с вице-адмиралом русского флота норвежцем Корнелиусом Крюйсом. Крюйс по просьбе Петра Первого нанимал моряков на службу. Так двадцатидвухлетний Витус Беринг стал унтер-лейтенантом русского военно-морского флота.
За два десятилетия службы Витус Беринг поучаствовал во многих морских походах Петра: в Азовском, в сражениях на Балтике. Он перегонял корабли из Гамбурга в Петербург, выполнял некоторые специальные поручения Государя Императора во время Северной войны. А после окончания Северной войны неожиданно подал в отставку, обидевшись, что ему не дали обещанного повышения по службе. Но спустя всего лишь полгода вернулся во флот уже капитаном первого ранга.

Петербург, 1724 год
23 сентября 1724 года Петр Первый подписал Указ об организации «Первой Камчатской экспедиции». И во главе её поставил Витуса Беринга.
Выход экспедиции из Петербурга был запланирован на середину января, но его пришлось отложить почти на месяц. Из-за тяжелой болезни государя императора и его неожиданной кончины. Так что первые обозы отправились в путь только в феврале.
План был такой: добраться сухопутьем до Якутска, оттуда по рекам в Охотск, и дальше морем на Камчатку. Там на берегу Охотского моря построить один или два бота, как велел покойный Государь Император, а дальше — следовать инструкции.

«На оных ботах плыть возле земли, которая идёт на норд, и по чаянию (понеже оной конца не знают) кажется, что та земля — часть Америки…И для того искать, где оная сошлась с Америкой…»
Из инструкции Петра Первого капитану Берингу

Некоторые историки полагают, что эта письменная инструкция, которая называлась «Об открытии соединения Азии с Америкой», была составлена для отвода глаз. А на самом деле Петр Первый знал, что между двумя континентами существует пролив. На картах шестнадцатого века, составленных патриархом космографов великим Герардом Меркатором, этот пролив был обозначен как Анианский.

Более того, Анианский пролив был обозначен и на той карте, которую Петр Первый собственноручно вручил вместе с картой Каспийского моря французским ученым еще в 1717 году. Именно за этот королевский подарок Российского Императора избрали почетным членом Парижской академии наук.
Известно также, что накануне подписания указа об организации Первой Камчатской экспедиции Петр Первый беседовал с командующим русским флотом генерал-адмиралом Апраксиным и так объяснил ему задачи предстоящего похода: «Будучи в Европе, слышал я от тамошних специалистов уверения насчёт того, что Азия отделена от Америки проливом под названием Аниан. Во имя славы и пользы России, считаю необходимым принять меры по поиску этого пролива».

Так что же на самом деле должен был отыскать Витус Беринг: пролив или соединение Азии и Америки?

 

По одной из версий помимо письменной инструкция капитан Витус Беринг получил от Государя Императора секретные наставления. В которых и была обозначена истинная цель экспедиции. Некий намек на эти секретные цели был в письменной инструкции. «Для того искать, где оная сошлась с Америкою: и чтоб доехать до какого города европейских владений». Петр Первый не мог не знать, что ближайший город европейских владений в Америке со стороны Тихого океана находится отнюдь не возле Камчатки, а где-то в районе Мексики. Может быть, именно туда – на юг – должен был плыть Беринг? И в этом случае его Ост-Индский опыт как раз пригодился бы. Возможно, Первая Камчатская экспедиция должна была способствовать установлению торговых отношений России с Мексикой. В обход испанцев. И по короткой дороге – напрямик через Тихий океан.

Кстати, о секретных инструкциях, данных Берингу Петром Первым, не знали даже самые близкие помощники капитана – морские офицеры Алексей Чириков и Мартин Шпанберг.

Нижнее-Камчатск, 1727 год

В Нижне-Камчатск экспедиция Беринга прибыла в январе 1727. Еще полтора года ушло на постройку бота и подготовку к плаванию. В морской поход выступили только в середине июля 1728 года.
Взяв курс на северо-восток «Святой Архангел Гавриил» отправился вдоль берега Азии, почти не теряя его из виду. Одиннадцатого августа экспедиция вошла в пролив, впрочем, не подозревая об этом. Через два дня пересекла Северный полярный круг. Слева по курсу было видно, что берег отклоняется к западу. А еще через два дня земля, мимо которой шел «Святой Архангел Гавриил», осталась позади. Впереди простирался безбрежный океан, вокруг бота появилось множество китов.
И вот тут, добравшись до шестьдесят седьмого градуса северной широты, Беринг вдруг решил повернуть обратно.

Его помощник Алексей Чириков предлагал плыть дальше. Дойти, например до Колымы. Или повернуть к востоку и поискать Аляску, в случае чего на ней и зазимовать. Но Беринг отдал приказ возвращаться на Камчатку, чтобы «без причины» не зимовать на незнакомых берегах.

Уже второго сентября экспедиция тем же маршрутом возвратилась в Нижне-Камчатскую гавань.

Позже Ломоносов, изучая материалы Первой Камчатской экспедиции, сетовал: «Одного жаль, что, идучи обратно, следовал тою же дорогой и не отошёл далее к востоку, которым ходом, конечно, мог бы приметить берега Северо-Западной Америки».

 

Почему Беринг так поступил? Почему внезапно завершил поход, не выполнив инструкции Петра. Ведь и погода ему благоприятствовала, и запасов еды-воды на корабле было достаточно.

Советский историк Михаил Иванович Белов считал, что Беринг был шпионом.  Он боялся «открыть» Аляску и таким образом закрепить эту территорию за Россией. Белов также утверждал, что косвенным подтверждением шпионской версии служит факт

передачи Берингом итоговой карты Камчатской экспедиции голландскому послу.

В начале сентября 1728 года экспедиция Беринга возвратилась в Нижне-Камчатскую гавань. Через год, после зимовки в устье реки Камчатки, Беринг вновь вывел свою команду в море. Теперь экспедиция направилась на восток, где, по словам местных жителей, в ясные дни иногда через море виднелась земля.

Но плавание было недолгим. Бесконечные туманы и жестокий непрекращающийся шторм вынудил капитана повернуть обратно.
На сей раз возвращались в Охотск не по собственным следам, а обогнув южный берег Камчатки. Впервые в истории мореплавания.

Так закончилась Первая Камчатская экспедиция, подготовка к которой заняла пять лет, а два плавания в общей сложности продлились чуть больше трёх месяцев.

Первого марта 1730 года Витус Беринг и его помощники офицеры Алексей Чириков и Мартин Шпанберг возвратились в Петербург.

По итогам экспедиции Беринг предоставил Адмиралтейской коллегии «Каталог городам и знатным местам сибирским», «Табель, показующую расстояние русскими верстами до городов и знатных мест», вахтенный журнал и четыре итоговые карты.
Адмиралтейская коллегия результатами экспедиции осталась недовольна. Тем не менее, исходатайствовала Берингу чин капитан командора и денежную награду в одну тысячу рублей.
А следом одобрила предложение Беринга назначить новую Камчатскую экспедицию, целью которой стало бы исследование берега Ледовитого океана.

250 лет спустя. Экспедиция на остров Беринга
В августе 1991 года группа датских специалистов начала вскрытие некрополя на острове Беринга. Было обнаружено шесть погребений. А группа археологов под руководством Станюковича продолжала раскопки лагеря команды «Святого Петра».

«Одно из погребений, обозначенное номером шесть, отличалось от других наличием деревянного гроба, наиболее глубокой могильной ямой и почти центральным расположением». Из отчета экспедиции.
Это была могила командора.
Останки Беринга были переданы для дальнейших исследований антропологу, заведующему отделом идентификации личности Российского Центра судебно-медицинской экспертизы, профессору Виктору Николаевичу Звягину. И результаты этого исследования позволили выяснить очень многое.

Петербург. 1733 год
В 1733 году Витус Беринг, состоявший к тому моменту в пятом классе «Табели о рангах», что было невероятно высоким званием для служившего по морскому ведомству офицера, принял руководство Второй Камчатской экспедицией. Впоследствии эту экспедицию назвали «Великой Северной». Это было самое масштабное географическое предприятие восемнадцатого века. В составе только основных отрядов было более пятисот морских офицеров, учёных, матросов.
Братья Дмитрий и Харитон Лаптевы, Дмитрий Овцын, Василий Прончищев и Питер Лассениус должны были исследовать северные берега России. Мартин Шпанберг разведать морской путь к Японским островам.
Работой всех отрядов руководил капитан командор Беринг. Под его началом было более пяти тысяч человек.

Сам Беринг вместе с командой Алексея Чирикова – планировал отправиться к берегам Америки.

 

Возможно, истинные цели второй камчатской экспедиции тоже были засекречены. И это была абсолютно нормальная мировая практика того времени. Тем более для России, имевшей выходы к двум океанам. Некоторые историки считают, что на самом деле северные отряды должны были разведать северный морской путь, чтобы коротким путем добираться из Европы к странам Азии. А экспедиции Беринга и Чирикова должны были колонизировать и поставить под флаг России бесхозные земли в высоких широтах Тихого океана. Что, кстати, и было сделано. Чириков присоединил к России часть Аляски, Беринг — Командорские острова.

В эту экспедицию, первоначально рассчитанную на шесть лет, Беринг взял с собой жену Анну Матвеевну. В отряде ее называли капитан-командорша.
С Анной Кристиной Пильсе Витус Беринг познакомился в 1710 году в Выборге, завоеванном Петром у шведов. Через три года они поженились. К началу Первой камчатской экспедиции в семье Берингов было уже два сына. К началу второй – четверо детей. В Сибирь вместе с родителями поехали младшие Антон и Анна. Двое старших сыновей остались в пансионе при Ревельской гимназии.
Из Петербурга капитан-командорша везла с собой на край света в сибирскую глухомань столовое белье, изящную серебряную и фарфоровую посуду и даже клавикорды.

Вторая Камчатская экспедиция растянулась на долгих восемь лет. Три года в Якутске. Пять лет в Охотске. Беринг буквально сбивался с ног. Он, как писали потом участники похода, «денно и нощно находился в непрерывных хлопотах и заботах». Но количество проблем и организационных неурядиц, не уменьшалось. К тому же сибирское начальство, которое должно было оказывать экспедиции всяческую помощь, постоянно вставляло палки в колёса.

Да и сами участники экспедиции, начиная от матросов и заканчивая офицерами, ухитрились за это время перессориться в пух и прах. Доносы друг на друга шли в Петербургскую Тайную канцелярию непрерывным потоком.

Берингу доставалось больше других. Причем доносчиков волновали в основном размеры его состояния и источники доходов. А еще очень раздражала капитан-командорша.

Из доносов на Беринга в Тайную канцелярию: «Для зимних забав и прославления себя зделал великие сани и забавлял жену свою и детей и якуцких жителей… в прошлом году сказывали мне, что жена капитан-командора Беринга велела украсть девку Наталью да бабу Авдотью… и одним словом мочно сказать, что Беринг уже и в Якуцку великие пожитки получил…»

Адмиралтейсв-коллегия нервничала, торопила Беринга, объявляла ему выговор за выговором, угрожала «штрафами и взысканиями». Заодно стращала местные власти жестокими истязаниями, но конца работам по подготовке экспедиции не было видно…

В 1740 году Беринг отправил свою семью — Анну и детей – домой, в Петербург. Работа экспедиции шла к завершению, оставался последний этап: поход к берегам Америки. Трехмачтовые пакетботы «Святой Петр», которым командовал Витус Беринг, и «Святой Павел», капитаном которого был Алексей Чириков, к тому моменту уже были построены и спущены на воду. Но плавание по разным причинам было отложено еще на год.

В свой последний поход капитан командор Витус Беринг отправился 4 июня 1741 года.
Первый месяц плавания был потрачен на поиски Кампанейской земли, якобы открытой мореплавателем Хуано да Гама.

Комментарий — П.В.Боярский: «У Беринга была карта с обозначенной на ней Компанейской землей. Составителем этой карты был Иосиф Делиль. Родной брат Делиля – Лакройер – был членом экспедиции Беринга. Именно Лакройеру принадлежала инициатива искать землю Хуана да Гамы. Это при том, что поход одного из отрядов экспедиции, которым руководил Мартин Шпанберг, уже подтвердил отсутствие земли во время своего плавания в Японию. Но Шпанбергу – иностранцу, да еще скандальному, да со скверным характером – никто не поверил. А вот почему Беринг не воспользовался своим правом капитана принимать решения? Он был человеком очень мягким. Неторопливым. И всегда старался все решения принимать коллегиально…»

Впоследствии спутники Беринга всю неудачу экспедиции приписывали этим бессмысленным поискам, растянувшимся на недели. Только в середине июля «Святой Петр» и «Святой Павел» двинулись к берегам Америки. К этому времени среди матросов экипажей Беринга и Чирикова уже начиналась эпидемия цинги – постоянная по тем временам спутница мореплавателей. Вдобавок ко всему один из ночных штормов разметал корабли. Беринг и Чириков продолжили плавание каждый своим маршрутом. Им больше не суждено было увидеться.
16 июля вахтенный «Святого Петра» увидел на горизонте очертания гор. Моряки высыпали на палубу. Наконец-то земля. Значит, можно будет пополнить запасы воды и еды. Но найти удобную бухту и встать на якорь удалось только через четыре дня.

20 июля «Святой Петр» встал на якорь между двумя островами, покрытыми густым лесом. Матросы стали готовиться к высадке. Но тут вдруг Беринг дал приказ сняться с якоря и немедленно двинуться в обратный путь. Некоторые офицеры команды восприняли этот приказ капитана в штыки. Особенно возмущался натуралист Георг Стеллер, отвечавший за научную часть экспедиции Беринга и выполнявший обязанности лекаря команды.
Однако Беринг, обычно решавший все вопросы коллегиально и по любому поводу созывавший совет, никого не хотел слушать. И тогда Стеллер учинил скандал, обвинив Беринга в измене, в том, что он препятствует учёному выполнить свой долг перед правительством.

Скрепя сердце капитан командор разрешил снарядить две лодки под командованием матроса Софрона Хитрово за водой.

По воспоминаниям очевидцев этих событий Стеллер тогда спросил с иронией у Беринга: «Мы пришли сюда для того, чтобы увезти американскую воду в Азию?»

Беринг ответил, что опасается за жизнь членов команды, но все-таки разрешил натуралисту исследовать берег, пока матросы будут искать воду и наполнять бочки.
На поиски воды ушло два дня.

В общей сложности Георг Стеллер провёл на острове, который назвали в честь Святого Ильи, всего лишь десять часов. Но за это время он многое успел: собрал образцы ста шестидесяти неизвестных растений, двадцати пяти видов разных семян и нашел землянку местных жителей с запасами провизии и некоторыми предметами обихода. Бесстрашный натуралист собрал всё, что смог, в объёмистый тюк и попросил сопровождавшего его матроса отнести добычу на корабль. Беринг в ответ прислал Стеллеру в качестве оплаты за находки два железных котла, штуку зеленой крашенины, два ножа, бисер, трубки и табак. И потребовал немедленного возвращения на корабль.

От острова отчалили ночью. Беринг так торопился, что не позволил заполнить все бочки. В результате четвертая часть осталась пустой. Да и та вода, которую нашли матросы, оказалась впоследствии непригодной для питья.
Легенды о бисере, котлах и ножах, появившихся чудесным образом взамен самых обычных продуктов, местные индейцы ещё долго будут передавать из поколения в поколение.

Много позже, подводя итоги экспедиции, Стеллер, который ссорился с командором не раз и не два, запишет в своем дневнике: «Хотя известно, что этот человек не был рожден принимать быстрые решения и осуществлять стремительные предприятия, спрашивается, учитывая его преданность, терпение и предусмотрительность, смог ли бы другой, более нетерпеливый, сделать больше
Весь август «Святой Петр» шёл вдоль Алеутской гряды от острова к острову. Открывали новые земли, картографировали их, давали имена и плыли дальше… На берег за все это время сходили всего один раз. За водой.

В конце августа «Святой Петр», на борту которого уже вовсю свирепствовала цинга, снова приблизился к земле. Это была группа островов, которые Беринг назвал Шумагинскими по имени одного своего матроса только что скончавшегося от цинги. На берег не сходили, но зато познакомились с местными алеутами, которые подплыли к боту на своих лодках. Стеллер хотел осмотреть алеутский поселок. Беринг не разрешил. Так что дальше обмена подарками дело не зашло.
В сентябре океан начало штормить. Почти непрерывно лил дождь. В каютах было сыро и холодно. Еда почти закончилась. Вода протухла. Офицеры предлагали Берингу подыскать на островах место для зимовки. Но капитан командор твёрдо решил добраться до Камчатки.

К середине октября здоровых матросов на корабле почти не осталось. Работать было некому. Умерших, по давней традиции, отдавали морю почти каждый день. Сам командор практически не выходил из своей каюты.

«Корабль плыл как кусок мертвого дерева, почти без всякого управления, он шел по воле волн и ветра, куда им только вздумалось его погнать». Из дневника старшего офицера Свена Вакселя.

Четвёртого ноября утром сквозь снежную пелену внезапно проступила земля. Беринг созвал в свою каюту офицеров. Общим собранием решали, как поступить. Большинство, в том числе и Беринг, понимали, что эта земля не является Камчаткой. Офицеры предложили плыть дальше. Но Беринг отдал приказ швартоваться.

Остров Беринга, 1741 год
Высаживались медленно. Ослабевшие от цинги моряки умирали, едва их выносили из кают на свежий воздух. В общей сложности при высадке умерло девять человек. Остальных больных удалось перенести и положить в наскоро вырытые в песке ямы. Для Беринга соорудили землянку, накрыли ее парусиной.
Небольшой отряд, отправленный Берингом на разведку, вернулся с ужасной новостью. Берег, на который они высадились – не Камчатка, а остров. Пустынный и голый. Со всех сторон окруженный безбрежным морем.

«Это известие подействовало на наших людей, словно удар грома. Мы ясно поняли, в какое беспомощное и тяжёлое положение попали и что нам угрожает полная гибель». Из дневника старшего офицера Свена Вакселя

О последних днях жизни командора Беринга мы знаем со слов его соратников – старшего офицера Свена Вакселя и натуралиста Георга Стеллера, оставивших подробные дневники. Оба они писали, что капитан не требовал никакой особой опеки и ухода, до конца сохранял самообладание и ясное сознание.

«…тело его было наполовину зарыто в землю уже в последние дни его жизни. Можно было бы найти средства помочь ему в том положении, но он сам не пожелал этого и указывал, что те части тела, которые глубоко спрятаны в земле, сохраняются в тепле, а те, что остаются на поверхности, сильно мерзнут. Он лежал отдельно в небольшой яме-землянке, по стенам которой все время понемногу осыпался песок и заполнил яму до половины…» Из дневника старшего офицера Свена Вакселя

 Беринг лежал, не шевелясь, и обнаглевшие песцы грызли его ботфорты. В какой-то момент командор вдруг попросил матросов поставить его на ноги и засыпать песком по пояс. Так и умер. Стоя в яме. В полном сознании.

250 лет спустя. Экспедиция на остров Беринга
19 августа 1991 года останки командора Беринга были привезены в Москву. Члены экспедиции потом вспоминали, что ожидали увидеть в аэропорту толпу журналистов, ведь они привезли сенсационную находку, но их никто не встречал. Вся страна в этот день смотрела по телевизору «Лебединое озеро»…
Владимир Николаевич Звягин сразу же приступил к исследованиям. Первое, что он обнаружил – настоящая причина смерти Беринга расходится с общепринятой, давно ставшей частью официальной биографии. У Беринга не было цинги.

Дальнейшие исследования позволили установить причину смерти капитан командора: он умер от сердечно-сосудистой патологии.

Остров Беринга, 1742 год
После смерти Беринга командование отрядом взял на себя старший офицер команды Свен Ваксель. Первое, что он сделал – уравнял всех в правах и провозгласил принцип: «Кто не работает, тот не ест».
К зиме обустроили лагерь. Заготовили впрок провизию, благо на острове и в прибрежных водах было много морских животных. Призрак голодной смерти отступил, больные пошли на поправку.
Спутники Беринга пережили тяжёлую зиму. Летом из обломков пакетбота они выстроили небольшое суденышко и 13 августа 1742 года простились с островом, который назвали именем своего командора.

Команда Вакселя благополучно пересекла Камчатский пролив и уже через несколько дней достигла Петропавловска.
Если бы Беринг той осенью отдал приказ плыть дальше, он остался бы жив…

250 лет спустя. Экспедиция на остров Беринга
Исследование останков капитан командора продолжалось больше года. Самым главным результатом работы профессора Звягина была пластическая реконструкция лица Беринга. И здесь ученых ждала еще одна сенсация. Оказалось, что все известные портреты командора на самом деле являются портретами его родного дяди – тоже Витуса Беринга, известного датского поэта и историка
.

Комплексные исследования, анализ внешности Беринга, сведения о перенесенных им болезнях и заболеваниях, которыми он страдал в последние годы жизни позволили также реконструировать характер капитан-командора. Благодаря этим исследованиям профессора Звягина стали понятны мотивы многих поступков капитана Беринга.

Он обладал твердым характером. А то, что многие историки прежде трактовали, как нерешительность, на самом деле было заботой о своих подчиненных. Беринг никогда не рисковал чужими жизнями.

Петербург, 1742 год
В 1742 году Алексей Чириков привез в Петербург отчеты по итогам Второй Камчатской экспедиции. Проделанная работа произвела должное впечатление на Адмиралтейств-коллегию и Сенат.
Оставшиеся в живых офицеры и матросы экспедиции получили денежные вознаграждения и повышения в чинах. Чириков возглавил Морскую академию в Санкт-Петербурге и впоследствии ему был пожалован чин капитан-командора. Старший офицер Свен Ваксель был произведен в капитаны второго ранга и продолжил службу в русском флоте. Георг Стеллер получил чин профессора. Правда, вернуться в столицу он не успел, умер в Сибири в 1746 году.
А как были отмечены заслуги капитана Беринга, положившего свою жизнь на благо отечества? Да никак. Ни выплат семье, ни наград. Анна Беринг даже положенную ей пенсию сумела выхлопотать, точнее, выбить, только спустя десять лет…
Еще при жизни капитан Беринг гораздо чаще выслушивал в свой адрес упреки, нежели похвалы. После его смерти ситуация почти не изменилась. Более того, даже сегодня некоторые историки и журналисты утверждают, что вклад Беринга в итоги Второй Камчатской экспедиции был ничтожным. Что восемь лет подготовки увенчались всего лишь полугодовым плаванием и короткой высадкой на один остров…

На самом деле обе экспедиции Беринга увенчались великими открытиями и выдающимися научными достижениями.

Комментарий — П.В.Боярский: «Результаты Второй Камчатской экспедиции были впечатляющими. Мартин Шпанберг открыл морской путь в Японию с севера. Алексей Чириков открыл, описал и нанес на карту берега Русской Аляски. Команда Беринга картографировала несколько Командорский островов. Но, конечно же, основная масса материалов и карт относилась к материковым исследованиям. Это и понятно. Первая экспедиция длилась пять лет, а плавание всего лишь три месяца. Вторая длилась 10 лет, а плавание пакетбота «Святой Петр» — полгода. В этом и кроется ошибка большинства историков, которые рассматривают результаты только морских походов двух экспедиций».

Главным итогом Второй Камчатской экспедиции было определение северных и восточных границ России. То есть, стало возможным измерить площадь империи, зафиксировать ее границы на картах.
Помимо этого был найден северный морской путь на восток, была открыта Аляска и два огромных архипелага – Алеутские и Командорские острова. А заложенный Берингом город – Петропавловск-Камчатский – стал тихоокеанским форпостом.
Но и это не все. Еще на пути из Петербурга в Охотск экспедиция Беринга установила астрономические координаты всех крупных городов и составила первую подробную и точную карту Сибири.
Кстати, точностью карт Беринга восхищались впоследствии многие путешественники и моряки. В том числе и знаменитый английский мореплаватель Джеймс Кук. Именно Кук в 1778 году предложил переименовать Анианский пролив в пролив Беринга.
Позже именем капитан-командора было также названо море, пройденное им от края до края, и остров, на котором Витус Беринг нашел свое последнее пристанище.

Справедливости ради нужно сказать, что первым, кто прошел Анианский пролив от Колымы до Анадыря и подал об этом походе рапорт в царскую канцелярию, был Семен Дежнев. Это произошло в 1648 году, за восемьдесят лет до Беринга. Маршрут Дежнева был не раз повторен местными казаками Федотом Ветошкой, Василием Бугором, Никитой Семеновым, Юрием Селиверстовым и тоже задолго до капитан-командора. Но рапорт Семена Дежнева затерялся в Сибирских архивах. А казаки, собиравшие с камчадалов ясак, молчали по понятным причинам.

Беринг не дал проливу, которым он прошел, никакого названия по двум причинам. Во-первых, потому что пролив уже имел название Аниан. Во-вторых, потому что командор не заметил, что прошел между Азией и Америкой из одного океана в другой. Но карты азиатского берега экспедицией Беринга были составлены. И очень точные.

Восторгаясь именно этими картами капитан-командора известный мореплаватель Джеймс Кук, добравшись до берегов Аляски в 1778 году — во время своего третьего кругосветного плавания — переименовал Анианский пролив в пролив Беринга.

P.S. В 1992 году останки капитан-командора Беринга были возвращены на Командорские острова и перезахоронены.

 

Режиссер Татьяна Малова

Научный консультант Андрей Кириллович Станюкович

Комментарии в кадре – А.К.Станюкович, В.Н.Звягин, П.В.Боярский

«Цивилизация», 2012 год

Ссылка на фильм: http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/21985/episode_id/379818/video_id/379818/viewtype/picture