Top

Аспириновый скандал

10 августа 1897 года молодой немецкий химик Феликс Хоффман совершил открытие, которое произвело настоящий переворот в медицине: он синтезировал ацетилсалициловую кислоту. Аспирин. Уникальное лекарство. Почти панацею.
Полвека Феликс Хоффман считался национальным героем Германии, избавившим мир от боли и жара, пока в 1949 году в одном из медицинских журналов не появилась статья доктора Артура Эйхенгрина, публично обвинившего Хоффмана в присвоении научного открытия.

Из цикла «Жизнь замечательных идей»

Доподлинно известно только одно: ацетилсалициловая кислота действительно была синтезирована в 1897 году в научно-исследовательской лаборатории немецкой компании «Farbenfabriken vorm. Friedr. Bayer&Co»

Известны также имена трех ученых, работавших в этой лаборатории и так или иначе причастных к созданию аспирина. Это Феликс Хоффман, Артур Эйхенгрин и Карл Дуйсберг. Профессор Дуйсберг руководил лабораторией, Феликс Хоффман и Артур Эйхенгрин работали под его началом.
Но кто же из них на самом деле изобрел аспирин?
Есть две версии истории этого открытия: официальная и альтернативная

Доаспириновая эра
Люди болели всегда. Сколько жили на земле, столько и болели. Причем, тем же самыми болезнями, что и сейчас. Правда, еще лет двести назад половина этих болезней называлась «жар». С развитием медицины стало понятно, что жар жару рознь. Одно дело грипп, другое дело – корь. Или туберкулез. Но это знание мало что изменило. Лечить «жар» медики все равно не умели. И в девятнадцатом веке боролись с высокой температурой, воспалением и болью точно так же, как в средние века или даже как тысячи лет назад. Отварами и настойками целебных трав. Лекарственные напитки, приготовленные знахарями или аптекарями из кориандра и шалфея, окопника и коры хинного дерева, бананов и алое, конечно же, приносили некоторое облегчение. Но небольшое и ненадолго.

Официальная версия: Феликс Хоффман
Феликс Хоффман родился в Людвигсбурге. Его отец был промышленником. Не крупным, но достаточно известным в Западной Германии. Феликс Хоффман с детства хотел быть фармацевтом. Он блестяще закончил школу и Мюнхенский Университет, в двадцать пять лет с отличием защитил кандидатскую диссертацию по химии. В 1894 году Феликс Хоффман по рекомендации своего преподавателя профессора Адольфа фон Байера, был принят на работу в компанию «Farbenfabriken» Байера и Вескотта.

Фабрики Фридриха Байера и Иоганна Фридриха Вескотта производили лаки и краски. Этот бизнес приносил партнерам неплохой доход. К концу девяностых годов девятнадцатого века Байер и Вескотт владели десятками фабрик в Германии и за рубежом. В том числе и в России — в Москве их фабрика открылась еще в 1876 году. Они были ведущими игроками на рынке красителей в Европе, США и Южной Америке. Однако Байер и Вескотт вкладывали деньги не только в развитие собственных фабрик и разработку новых технологий производства красящих веществ, но и в другие научно-исследовательские проекты. В частности, фармацевтические.
Специальным отделом по разработке новых лекарственных препаратов руководил известный ученый профессор Карл Дуйсберг. В его распоряжении была прекрасно оборудованная химическая лаборатория в Вупперталь-Эльберфельде — там, где находилась штаб-квартира компании.
Именно в эту лабораторию и устроился на работу Феликс Хоффман.

Одной из самых приоритетных задач своей лаборатории профессор Дуйсберг считал изобретение эффективного и дешевого болеутоляющего препарата. В распоряжении медиков того времени, конечно же, были сильные анальгетики – салициловая кислота и опиаты. Но эти препараты, получаемые из растительного сырья, стоили недешево. А применение салициловой кислоты к тому же сопровождалось тяжелыми побочными эффектами.
Решить проблему создания синтетических аналогов известных природных анальгетиков Карл Дуйсберг поручил своему молодому сотруднику.

У Феликса Хоффмана к этой научной работе был личный интерес. Его отец всю жизнь страдал от ревматических болей. Еще будучи студентом, Феликс Хоффман задался целью изобрести для отца болеутоляющее лекарство – безопасное и действенное одновременно. Он бесконечно рылся в медицинских и химических справочниках, составлял самые фантастические композиции из известных препаратов – все тщетно.

В отделе Дуйсберга Феликс Хоффман вплотную занялся решением головоломной химической задачи. Он провел множество экспериментов с салициловой кислотой и опиатами. Он работал, не покладая рук, без выходных и без отпусков. Иногда сутками не выходил из лаборатории. И наконец удача улыбнулась ему. 10 августа 1897 года Феликс Хоффман синтезировал ацетилсалициловую кислоту.
Первую порцию чудодейственного порошка Хоффман отнес своему отцу. Отец выпил порошок и боль тут же отступила. Впервые за много лет многострадальный отец Феликса Хоффмана смог перевести дух…

По крайней мере, так гласят легенды. То есть, так звучит официальная версия изобретения аспирина.

Кстати, как именно было совершено открытие, осталось тайной. До самой своей смерти доктор Хоффман нигде ни словом не обмолвился о подробностях гениального изобретения.

Доаспириновая эра
Самыми сильными средствами от боли и жара на протяжении нескольких тысячелетий считались настойка из листьев мирта и отвар из коры ивы. Листья мирта при боли и воспалениях широко использовали врачи Древнего Египта. А отвар из коры ивы рекомендовал использовать для лечения лихорадки отец медицины Гиппократ. Какое активное вещество, содержащееся в листьях мирта и коре ивы, позволяет бороться с болью и жаром, ни древние египтяне, ни Гиппократ, конечно же, не знали. Потому что такой науки, как химия, в те времена еще не существовало.

Альтерантивная версия: Артур Эйхенгрин
Артур Эйхенгрин родился в 1867 году в состоятельной еврейской семье. Его отец, как и отец Феликса Хоффмана, был фабрикантом. Эйхенгрин, как и Хоффман, блестяще закончил школу и университет. Учился сначала в Аахене, затем в Берлине. В 23 года стал доктором химии.
В 1897 году компания Байера и Вескотта предложила молодому талантливого ученому заняться разработкой лекарственных препаратов. Так Эйхенгрин попал в лабораторию профессора Дуйсберга в Вупперталь-Эльберфельде.
Доктор Хоффман, работавший в том же отделе, непосредственно Эйхенгрину не подчинялся, но иногда выполнял кое-какие задания по его просьбе. В частности, в апреле 1897 года, Артур Эйхенгрин попросил Феликса Хоффмана заняться ацетилированием салициловой кислоты. Для каких целей – не сообщил. Хоффман выполнил задание и предоставил коллеге подробное техническое описание процесса.
10 августа 1897 года Артур Эйхенгрин получил первую порцию порошка ацетилсалициловой кислоты и отправился к заведующему лабораторией профессору Дуйсбергу за разрешением на клинические испытания нового лекарственного препарата. Но Карл Дуйсберг… запретил тестировать препарат на людях.
А дело было в том, что в это же самое время, практически с разницей в несколько дней, в лаборатории был создан еще один болеутоляющий препарат – полусинтетический опиат диацетилморфин, который впоследствии получил название «героин».
В этой работе также принимал участие Феликс Хоффман.
Насколько велик его вклад в создание героина? Мы не знаем. По одной версии он является автором этого изобретения. По другой – героин создал сотрудник лаборатории Генрих Дрезер, а Хоффман всего лишь помогал ему синтезировать диацетилморфин.
Профессор Дуйсберг счел, что ставку нужно сделать на героин. Как на более сильное обезболивающее без побочных эффектов. А вот ацетилсалициловая кислота… опасна для жизни пациентов.

Если бы Артур Эйхенгрин послушался своего начальника, мы, возможно, остались бы без аспирина. Но доктор Эйхенгрин твердо верил в достоинства своего препарата и будучи по характеру человеком очень упрямым решил провести клинические испытания самостоятельно. Втайне от руководства.
Начал доктор Эйхенгрин с себя. Он принимал ацетилсалициловую кислоту утром и вечером, постепенно увеличивая дозу и тщательно контролируя воздействие лекарства на сердце. Поскольку бытовало мнение, что ацетилсалициловая кислота вредит прежде всего сердечной мыщце. Не обнаружив никаких отрицательных последствий, Артур Эйхенгрин пошел дальше – он предложил апробировать новое лекарство своим друзьям и знакомым.
А еще он попросил своего коллегу Феликса Хоффмана раздать препарат знакомым врачам. Но, естественно, все это должно было держаться в строгом секрете и от Карла Дуйсберга, и от руководства компании.

Конечно же, Феликс Хоффман в первую очередь отнес порошок ацетилсалициловой кислоты своему отцу. И здесь альтернативная версия истории в точности повторяет официальную: отец Хоффмана выпил новое лекарство, боль тут же прошла и многострадальный ревматик впервые за долгие годы почувствовал облегчение.
Через некоторое время Хоффман обратился к Эйхенгрину за новой порцией лекарства. Для себя и своих знакомых врачей, которые просили дополнительные дозы чудодейственного порошка.
Слух о новом уникальном лекарстве, мгновенно снимающем боль и жар, не скоро и кружными путями, но все-таки достиг начальственных ушей. И велико же было удивление профессора Дуйсберга, когда он узнал, что чудодейственный порошок, которым можно разжиться только по знакомству, производится… в его собственной лаборатории!
Эйхенгрина и Хоффмана вызвали на ковер к руководству компании. Эйхенгрина, как нелегального производителя, а Хоффмана, как распространителя. Совет директоров потребовал от них объяснений и… подробного отчета о тайных клинических испытаниях нового препарата. Результаты этих испытаний оказались настолько ошеломляющими, что ученым простили и нелегальное производство, и сбыт, и нарушение условий трудового договора с компанией.
В 1899 году было решено начать промышленное производство нового препарата. Но сначала нужно было получить патент.

Доаспириновая эра
В 1763 году преподобный Эдвард Стоун – сельский викарий из Чиппинг Нортона (или Оксфордшира?) – случайно обнаружил, что отвар коры ивы обладает мощнейшим жаропонижающим действием. Он сделал доклад на эту тему в Королевском обществе Лондона. Корой ивы заинтересовались химики. Но прошло еще семьдесят пять лет, прежде чем им удалось выделить из коры ивы активное вещество. Это сделал профессор химии Мюнхенского университета Йоган Бюхнер. Найденное им вещество профессор назвал салицин. От латинского слова «salix» – ива.

Официальная версия: Феликс Хоффман
По официальной версии Феликс Хоффман получил патент на изобретение аспирина 6 марта 1899 года.
На самом деле, он не мог получить патент, даже если бы являлся автором изобретения. По существовавшим в Германии того времени правилам нельзя было запатентовать простой химический процесс. А производство ацетилсалициловой кислоты именно таким простым химическим процессом и являлось. Запатентовать можно было только уникальный товарный знак. И это могла сделать только компания производитель.
Так что 6 марта 1899 года патент не на изобретение, а на торговую марку «Аспирин» был выдан фирме Байера и Вескотта.

Само слово «аспирин» собирали по частям. Букву «а» взяли от слова «ацетил», «спир» — от устаревшего латинского названия ивы таволги «спирея», а «ин» — это типичное окончание для наименования лекарственных препаратов.

Кстати, в том же самом 1899 году компания, которая позже стала называться «Байер АГ», запатентовала еще один уникальный товарный знак: «героин».
Одни исследователи считают, что слово «героин» происходит от немецкого слова «heroisch» — героический. Другие, что это название произошло от латинского слова «heroic» — «сильнодействующий». Как бы там ни было, этот героический и сильнодействующий препарат был объявлен самым эффективным средством лечения самых разных болезней: туберкулеза, астмы, бронхита и гриппа. Его прописывали сердечникам, язвенникам и альпинистам(!) При гинекологических заболеваниях и желудочно-кишечных.
Справедливости ради надо сказать, что некоторые врачи сразу же начали борьбу с героином. Но понадобилось полвека, чтобы весь мир осознал: чудо-лекарство само по себе является источником одной из самых страшных социальных болезней.
Кстати, первым официально признанным героиновым наркоманом стал его изобретатель Генрих Дрезер. Он же стал и первой жертвой героина. Дрезер умер в 1924 году от остановки сердца.

Феликс Хоффман, к счастью, избежал близкого знакомства с героином. Хотя сотрудники компании имели возможность получать это новое чудо-лекарство для своих нужд даром. И судьба Хоффмана сложилась вполне благополучно. Вскоре после изобретения аспирина он был назначен руководителем фармацевтического подразделения. Через два года получил генеральную доверенность компании. Это по официальной версии. А по неофициальной, Феликс Хоффман был переведен из научной лаборатории в отдел сбыта, где и проработал до самой пенсии. На пенсию он вышел в 1928 году и уехал жить в Швейцарию. Так что в помпезной Мюнхенской выставке сорок первого года Феликс Хоффман участия не принимал.

Доаспириновая эра
В 1838 году французский химик Анри Леру и итальянский химик Рафаэль Пириа независимо друг от друга разделили салицин на две части. И выяснили, что лечебными свойствами обладает его кислая составляющая. Это вещество получило название салициловая кислота. Салициловая кислота была очень действенным средством от жара. Правда, очень дорогим, как и любой натуральный продукт. Но отнюдь не дороговизна отпугивала от этого жаропонижающего как врачей, так и их пациентов. У салициловой кислоты был очень неприятный побочный эффект – тошнота и боли в желудке. Из двух зол – температура или воспаление желудочно-кишечного тракта – врачи обычно выбирали первое.

Альтернативная версия: Артур Эйхенгрин
В 1941 году в Мюнхене открылась выставка достижений немецкой химии. К тому времени нацисты уже 8 лет были у власти и успели изобрести новые науки: немецкую физику, немецкую математику, немецкую химию. И конечно же, эти науки не имели ничего общего с запрещенными рейхом еврейскими физикой, химией и математикой.
У входа на выставку висело вполне стандартное по тем временам объявление: «Евреям вход воспрещен».
Центральным экспонатом достижений немецкой химии был стеклянный сосуд, наполненный белыми кристаллами в обрамлении россыпи таблеток. Табличка, стоявшая рядом, гласила: «Аспирин. Открыт профессором Дуйсбергом и доктором Хоффманом».
Почему Хоффманом – понятно. Величайшее немецкое открытие века не мог сделать еврей Эйхенгрин. А вот при чем тут профессор Дуйсберг?
Дело было в том, что еще по самому первому договору с компанией «Фарбенфабрик» заведующий химической лабораторией профессор Дуйсберг получал патентные отчисления от продаж всех лекарственных средств, созданных в его лаборатории. В том числе и аспирина. Возможно также, что самый первый патент на торговую марку «аспирин» был оформлен на Карла Дуйсберга, поэтому он и стал числиться одним из авторов изобретения.
Карла Дуйсберга к моменту открытия выставки уже не было в живых. Феликс Хоффман жил в Швейцарии. Но Артур Эйхенгрин – настоящий изобретатель аспирина все еще оставался в Германии. Однако вступать в спор с устроителями выставки и отстаивать свои права он уже не мог.
Какие права? Какой приоритет? У доктора Эйхенгрина в сорок первом году было, наверное, единственное желание – выжить…

Артур Эйхенгрин был выдающимся ученым. За время работы на компанию Байера и Вескотта он совершил 18 открытий. А всего на его счету 47 гениальных изобретений. Доктор Эйхенгрин вошел в историю мировой науки, как изобретатель дезинсекталя и протаргола, невоспламеняющейся кинопленки и антифриза, искусственного шелка и пластика. Из изобретенного Эйхенгрином невозгорающегося материала в Германии во время Первой Мировой войны делали оболочки дирижаблей. А его негорючей краской окрашивали самолетные крылья.
В 1908 году Артур Эйхенгрин ушел из компании Байера и Вескотта. Он переехал в Берлин, открыл там фабрику пластмассовых изделий и очень скоро стал преуспевающим промышленником. Эйхенгрин купил шикарную загородную виллу в одном из самых престижных пригородов Берлина, яхту и автомобиль. Собрал прекрасную коллекцию произведений искусства…
В тридцать третьем году к власти пришел Гитлер. Первое время Эйхенгрину удавалось еще держаться на плаву. Правда, пришлось переоформить свою фабрику на имя компаньона — чистокровного арийца. Но в тридцать восьмом он, как еврей, был лишен всех гражданских прав. Оставался один путь к спасению – эмиграция. Эйхенгрин продал свою долю в компании за бесценок, чтобы оплатить эмиграционный налог. Однако этот налог давал евреям третьего рейха только право на выезд из Германии, но отнюдь не разрешение уехать.
Артура Эйхенгрина не выпустили из страны. Его виллу, яхту, автомобиль и коллекцию произведений искусства конфисковали. Ученый с мировым именем был вынужден поселиться в крохотной квартирке, «любезно» предоставленной властью.
Была и другая причина, по которой Артур Эйхенгрин не вступал в споры за приоритет открытия с руководителями компании «Байер». Ведь только благодаря им он все еще оставался на свободе. Совет директоров выдал ему своеобразную охранную грамоту, в которой было написано, что доктор Артур Исраэль Эйхенгрин – один из известнейших химиков Германии.
Кстати, имя Исраэль доктор Эйхенгрин получил отнюдь не при рождении. Это второе «расовое» имя было вписано в его паспорт в соответствии с нацистским законодательством.
Рекомендательное письмо руководства компании и жена-арийка какое-то время спасали Артура Эйхенгрина от концлагеря. Но в сорок четвертом году семидесятисемилетнего ученого арестовали. Четыре месяца он провел в тюрьме, а затем отправился в концентрационный лагерь Терезиенштадт…

К счастью, Артур Эйхенгрин все же выжил. И после освобождения вернулся в Берлин. Первое время бывший миллионер жил за счет продуктовых посылок, которые присылали ему из Англии, Голландии и Израиля его дети и внуки. А потом он переехал в Баварию, снял небольшой дом, устроил там маленькую лабораторию и вновь продолжил свою научную работу. Но Мюнхенскую выставку 1941 года и украденное у него авторство аспирина забыть не мог.
В 1949 году Артур Эйхенгрин решился заявить об этом публично.

Доаспириновая эра
Первым, кто нашел способ бороться с разрушительными побочными явлениями салициловой кислоты, был французский химик Шарль Фредерик Жерар. В 1853 году он, после многочисленных опытов, нашел способ ацетилирования салициловой кислоты. Однако полученное им вещество было нестабильным, оно очень быстро разрушалось. Так что к пациентам это жаропонижающее попросту не успевало добраться.

Момент истины: Хоффман или Эйхенгрин?
В начале декабря 1949 года в журнале «Pharmazie» появилась статья, посвященная пятидесятилетию открытия аспирина. Автором статьи был Артур Эйхенгрин. В этой статье доктор Эйхенгрин подробно рассказал, как он отбирал ингредиенты для будущего лекарства века. Как передавал их для составления композиции одному из сотрудников лаборатории. Как в конце концов получил первые граммы порошка. Доктор Эйхенгрин рассказал и про тайные клинические испытания. И про то, каким универсальным лекарством впоследствии оказался аспирин. В конце статьи Артур Эйхенгрин обвинил Феликса Хоффмана в присвоении научного открытия. И назвал нацистом и антисемитом…
Доктор Эйхенгрин не дождался реакции на свою статью. По роковому стечению обстоятельств он умер через две недели после публикации в возрасте 82 лет.
Впрочем, никакой реакции и не последовало. Германия лежала в руинах, у нее были более насущные задачи, нежели отстаивание чьего-либо приоритета. Да и европейскому научному сообществу в те годы было не до авторства аспирина. К тому же общая картина была предельно ясной: с одной стороны ученый-еврей – жертва холокоста. С другой стороны – ученый-нацист, провозглашенный рейхом «гордостью немецкой науки» и «гением, спасшим человечество».
Справедливости ради надо сказать, что Феликс Хоффман никогда не был ни нацистом, ни антисемитом. И с режимом Гитлера никогда не был на дружеской ноге. А что касается изобретения аспирина – сам Феликс Хоффман ни разу нигде об этом не обмолвился.

Но сенсация все-таки прозвучала. В год, когда праздновали столетие открытия аспирина, шотландский исследователь истории фармакологии из университета Глазго доктор Уолтер Снайдер выступил с докладом на международной научной медицинской конференции, где назвал имя настоящего изобретателя лекарства века. А затем, в декабре 2000 года, доктор Снайдер опубликовал статью об этом в «British Medical Journal».
Научный мир был потрясен.
Пресс-служба компании «Байер» — правопреемницы «Farbenfabriken» Байера и Вескотта — выступила с заявлением:

«Сенсация выстраивается на ряде предположений, не подкрепленных никакими документами периода изобретения лекарства. Эйхенгрин был видным ученым, он разрабатывал многие препараты, но никогда не участвовал в создании аспирина. Поэтому его не вычеркивали из истории фармакологии, но сам он попытался лишний раз вписать в нее свое имя».

Дальше этого заявления дело не пошло. Концерн не стал возбуждать судебное дело против доктора Снайдера. Стороны обменялись еще некоторым количество публикаций. Но мировое научное сообщество предпочло не вмешиваться в этот спор.

Так кто же на самом деле изобрел аспирин и избавил человечество от боли и жара? Было ли лекарство века одним из сорока семи открытий доктора Артура Эйххенгрина или единственным озарением доктора Феликса Хоффмана?
Нам это неизвестно…

P.S. Ежегодно население нашей планеты употребляет примерно 17 миллиардов таблеток аспирина! До сих пор он считается самым популярным обезболивающим, противовоспалительным и жаропонижающим средством. Недорогим, эффективным и почти безвредным. Впрочем, от головной боли и от температуры мир глотает только каждую четвертую таблетку. А вот каждую вторую – для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний. Недавно ученые выяснили, что аспирин способен предотвращать инфаркт и даже некоторые онкологические заболевания. Вполне возможно, что со временем обнаружатся новые достоинства этого лекарства. К слову говоря, одного из немногих лекарств, которые действительно изменили мир.

Ссылка на фильм:

http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20954/episode_id/1006116/video_id/1028425/viewtype/picture

Режиссер Татьяна Малова, художник Владимир Моренко, «Цивилизация», 2012 год